Вторник, 22.08.2017, 23:40 





Главная » 2015 » Сентябрь » 10 » Тіні минулого 3
22:34
Тіні минулого 3

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.















                                         ТІНІ МИНУЛОГО 3 (loganinkosovo)


Abandon Russian Base, Shindand Air Base, Afghanistan (Заброшенная русская база, авиабаза Шинданд, Афганистан).





























Но куда что подевалось,
будь я проклят, в самом деле.
Глупые навоевались.
Умные разбогатели.
                                  Г. Поженян


 Имеющиеся в полках тележки приходилось доставлять до ЦЗ автомобилями тягачами, что было не всегда удобно из-за вечного дефицита автомобильного транспорта на аэродромах. Далее тележки приходилось растаскивать под самолеты, используя силы инженерно-технического, а иногда и летного состава.
В подвеске, а точнее в подвозе бомб участвовали все относительно свободные люди, а не только специалисты по вооружению. Тяжелой работы хватало на всех.

Для подвески боеприпасов по тревоге или при ведении боевых действий приказом по части назначались расчеты по подвеске, куда входили инженеры и техники всех специальностей. Начальником расчета назначался специалист по вооружению.
Однако очень часто боеприпасы, особенно бомбы, подвешивали без участия «вооруженцев», а те в свою очередь снаряжали бомбы взрывателями, подсоединяли отрезные разъемы ракет к самолетным цепям, досылали реактивные снаряды в стволы универсальных блоков и т.п.
Бомбы и ракеты готовили к применению на позиции предварительной подготовки, где их извлекали из тары (растаривали), снаряжали взрывателями и т.д. Эта позиция чаще всего находилась на некотором удалении от стоянок самолетов.

Иногда в отдаленных полках во время действий по тревоге, когда не видело большое начальство, для ускорения процесса подвески бомб на самолеты специалисты по вооружению совмещали доставку на ЦЗ фугасных бомб калибра до 250 кг с их одновременным растариванием.
Выглядело это следующим образом. По ЦЗ на скорости 5-6 км/ч двигался грузовик, в кузове которого вертикально стояли бомбы в деревянной таре. Поравнявшись с самолетом, солдат ногами сталкивал бомбу вниз. Падая с полутораметровой высоты, бомбовая тара при ударе о землю разлеталась в разные стороны, а бомбу снаряжали прямо около самолета.
Судя по результатам последующих бомбометаний такие «варварские» методы подготовки вооружения не вредили бомбам. Однако следует признать, что подобные методы могли привести к ухудшению баллистических характеристик и как следствие к точности поражения целей из-за стабилизаторов погнутых при ударе о землю.
                                                                                                                         Сергей Бурдин

































































































































































































































































































 "Бис" уверенно поднимал до тонны бомб, но обычно МиГ-21 несли нагрузку, не превышавшую двух 250-кг бомб - сказывались разреженный воздух высокогорья и жара (уже при обычных для этих мест +35С тяга двигателей Р25-300 падала на 15%). В этих условиях при нормальном взлетном весе разбег самолета достигал 1500 м против обычных 850 м, а с "пятисотками" самолет к тому же становился труден в управлении на взлете и заметно терял скороподъемность. Брать большую бомбовую нагрузку за счет сокращения заправки было рискованно - летчики предпочитали иметь навигационный запас топлива при возвращении домой. Если обнаружить аэродром все же не удавалось, инструкция предписывала взять курс на север и, после полной выработки горючего, катапультироваться над советской территорией.

В первый период боевых действий тактика не отличалась разнообразием: к цели самолеты, ведомые опытным летчиком, шли в строю колонны или пеленга, нанося удар один за другим, а иногда выстраиваясь в круг. Штурмовка цели производилась последовательно поодиночке или парами с пикирования бомбами, НАР и пушечным огнем. Ответная стрельба из автоматов и дедовских винтовок при этом не принималась в расчет, и на открытой местности летчики МиГов отваживались снижаться до предельно малых высот для достижения внезапности атаки. Включив форсаж и выйдя на сверхзвук, они подавляли врага громовым раскатом ударной волны, от которой вьючные лошади и верблюды (основной транспорт душманов) в ужасе разбегались по окрестностям. Удары наносились группами в 4-8 истребителей - в условиях, когда каждый дувал в кишлаках, скала и расщелина в горах могли служить укрытием для противника, атака меньшими силами была неэффективна. При необходимости на бомбардировку баз и укрепленных районов уходили 12-16 самолетов. Особенностью действий ИА стала работа по объектам, расположенным в высокогорных районах, куда не могли "дотянуться" вертолеты и штурмовики. Истребители участвовали и в проводке транспортных колонн, образуя "внешнее кольцо" охраны. Над самой колонной непосредственное прикрытие вели сопровождавшие ее вертолеты.

Для более надежного взаимодействия с авиацией в состав колонн стали включать корректировщиков и авианаводчиков (их назначали из числа летчиков и штурманов, по разным причинам оставивших летную работу). При проведении боевых операций их придавали каждому мотострелковому или десантному батальону. Обязанности наводчика требовала постоянного внимания, хорошей ориентировки на местности, тактических способностей - от него зависела эффективность авиационной поддержки, и при мощных налетах место на КП занимал командир работавшего полка. Корректировщики, сопровождавшие войска в боевых порядках, должны были обладать еще и немалой выносливостью - им приходилось волочить на себе громоздкую 23-килограммовую рацию с блоком аккумуляторов.

Положение своих войск при штурмовке обозначалось цветными дымами сигнальных шашек, по ним же при поиске целей, руководствуясь командами с земли, определялись летчики. Противник быстро оценил значение "управляющих" и старался вывести их из строя в первую очередь. Пленные моджахеды рассказывали, что их специально инструктируют по обнаружению и уничтожению авианаводчиков. Другой тактической новинкой стало взаимодействие авиации с артиллерией - летчики наносили удар по разрывам, прицеливаясь по хорошо видимым облакам пыли у цели.

У истребителей, базировавшихся в Шинданде, "дежурной целью" стали окрестности лежащего неподалеку Герата - старинного торгового города на пересечении важных дорог, по которым велось снабжение гарнизонов. Вплотную к городу подступала обширная "зеленая зона", и хозяйничавшие в ней банды свободно чувствовали себя не только в окрестных поселках, но и в самом городе. За право контроля над Гератом шла непрерывная борьба, в которой обстрелы и операции по очистке сочетались с попытками переговоров и даже взаимных торгов (моджахеды соглашались оставить в покое местную цементную фабрику в ответ на обещание пощадить родную деревню одного из местных "авторитетов"). Веское слово в этой борьбе оставалось за авиацией. Временами налеты на древний город следовали беспрерывно, и в результате западная часть Герата, где, по словам побывавших в городе западных журналистов, "бомбардировки были более чем интенсивными", была полностью разрушена и превращена в развалины.

Чаще всего применялись бомбы ФАБ-250 и ОФАБ-250-270 с площадью поражения до 1200 кв.м, а также разовые бомбовые кассеты РБК-250-275, вмещавшие 150 осколочных боеприпасов АО-1сч (Авиабомба АО-1сч имеет массу 1.2 кг, ее корпус отлит из сталистого чугуна, дающего множество осколков с убойной силой в радиусе до 12 м.) и накрывавшие цели на площади до 4800 кв.м. Еще большей эффективностью обладали "шарики" РБК-500, разлетавшиеся в радиусе 350-400 м. Пара самолетов с РБК могла полностью "накрыть" кишлак, а с воздуха четко просматривалась зона поражения - очерченный пыльными клубками эллипс длиной 300-400 м.

Широко использовались НАР С-5 разных типов, запускавшиеся из универсальных блоков УБ-16-57 и УБ-32-57. Против живой силы - крупных банд и в местах базирования моджахедов применялись также специальные НАР С-5С со стреловидными поражающими элементами. Каждая такая ракета несла 1000 оперенных стальных стрел, на подлете к цели выбрасываемых вперед вышибным зарядом и способных изрешетить все на 15-20 кв.м. Немалое воздействие на противника оказывал и сам вид залпа десятков ракет, после которого цель исчезала в сплошных разрывах. Другим распространенным видом оружия были крупнокалиберные 240-мм НАР С-24, большая дальность пуска которых позволяла летчикам увереннее чувствовать себя в стесненных для маневра горных распадках, во время выхода из атаки. Мощная осколочно-фугасная боевая часть С-24 разносила в пыль толстостенные глинобитные дувалы, за которыми укрывались душманы, и превращала в груды камней огневые точки в горах. По своей эффективности БЧ С-24 не уступала тяжелому снаряду и давала при разрыве до 4000 крупных осколков, поражавших противника на 300-400 м.

При уничтожении "крепких орешков" типа скальных укрытий и пещер, служивших душманам надежными убежищами и складами, наилучшие результаты давали толстостенные бомбы ФАБ-250тс и, особенно, ФАБ-500тс, имевшие прочный литой корпус (обычными фугасками поразить пещеру можно было лишь при попадании в малозаметное устье, а взрывы на поверхности давали только выбоины). Толстостенная бомба, пробивая скалу и разрываясь в толще камня, вызывала обвалы и обрушивание сводов пещер. Такие боеприпасы широко применялись при "закрытии" базы в горном массиве Луркох в провинции Фарах в январе 1981 года, в Черных горах в сентябре того же года, где душманы пытались перерезать дорогу на Кандагарб и в других местах. Чаще всего, однако, выбор боеприпасов определялся их наличием на складах из-за трудностей с подвозом. Случалось, запасы исчерпывались настолько, что командование урезало норму до минимума, заставляя летчиков брать не больше одной бомбы за раз.

Направлявшиеся в Афганистан истребительные полки оставляли на месте часть самолетов (чтобы не оголять аэродром основного базирования) и обычно имели в своем составе две усиленные эскадрильи с общим числом 30-35 самолетов. Особенно большую нагрузку несли учебно-боевые МиГ-21УС/УМ. Помимо тренировок, спарки использовались в вывозных полетах, в которых летчики знакомились с районом боевых действий для ведения разведки и целеуказания (место инструктора при этом занимал опытный летчик или штурман, хорошо знавший местность). С помощью спарок выполняли руководство, когда над местом удара "висел" кто-либо из штаба ВВС, и контроль результатов налетов.
                                                                                                                         В. Марковский





















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.


Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 79 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |