Четверг, 19.10.2017, 04:55 





Главная » 2015 » Апрель » 27 » Ахмад Шах 2
12:01
Ахмад Шах 2

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.














                                                      АХМАД ШАХ 2 (war Stock Footage)


«Могила Масуда, представляет собой небольшую уютную мечеть, её сторожит и прибирает одноглазый бородатый старик, бывший охранник Масуда, не пожелавший расставаться с ним и после его смерти».
























  «Вы думали будто афганский народ не в состоянии сопротивляться перед лицом танков и самолетов советской сверхдержавы, а Красная армия решит все вопросы за несколько дней.

Однако с течением времени оказалось, что волю народа невозможно сломить силой оружия.
 
И прежде чем прольется еще больше крови, прежде чем еще больше возрастет груз ответственности советских руководителей перед Богом и историей, а трещина, возникшая между мусульманским народом Афганистана и советским народом, станет еще шире, мы хотели бы еще раз напомнить Вам, что война в Афганистане не затухнет до тех пор, пока полностью не прекратится советское вмешательство в афганские дела, пока с политической арены не уйдет НДПА, препятствующая осуществлению справедливых чаяний нашего мусульманского народа.
 
Как я полагаю, вы и все народы мира еще раз явитесь очевидцами усиления огня войны на этой земле, что не будет отвечать интересам ни свободолюбивого мусульманского народа Афганистана, ни советского народа».
                                                                                                                                     Масуд

























































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































     «Убийство Панджшерского льва - Ахмад Шаха Масуда, более четверти века боровшегося против недругов Афганистана, несомненно скажется не только на событиях, происходящих в этой многострадальной стране. Не исключено, что талибы, сознавая, что кончина их заклятого врага ослабляет Северный альянс, попытаются разостлать свой ковер у южных рубежей СНГ, у границы Таджикистана.
     Афганистан потерял самого великого полководца в его современной истории. Гибель Ахмад Шаха Масуда может коренным образом сказаться на ходе многолетней войны между талибами и Северным альянсом.
     Два араба-камикадзе, замаскированных под тележурналистов, сумели сделать то, что оказалось не по зубам 120-тысячному "ограниченному" контингенту советских войск. Больше десяти лет Масуд был главной проблемой для Кармаля, Наджибуллы, маршалов Устинова и Соколова, шефа КГБ Андропова и начальника разведки Крючкова. Масуд контролировал огромную территорию к северу от Кабула, ежедневно громил наши колонны, следовавшие через перевал Саланг, а в родном Панджшерском ущелье создал нечто вроде государства в государстве - со своими структурами управления, школами, больницами, единым командованием и хорошо продуманной системой обороны.
     Шесть громоздких войсковых операций с привлечением стратегической авиации с территории СССР проводило советское командование против Панджшерского льва. О, какие это были битвы! В 82-м 104 вертолета и несколько полков штурмовой авиации были брошены в мятежное ущелье. В горах высадились 4200 наших десантников. Сотни танков и бронемашин двинулись против партизан. Со времен Великой Отечественной мир не знал подобных сражений. И что же? Да ничего. Масуд, заблаговременно предупрежденный о вторжении, вывел свои основные силы, оставив в укромных местах засады и нашпиговав минами тропы и дороги. А когда его противник, посчитав задачу выполненной, покинул эти горы, все вернулось на круги своя.
     Самые большие потери наша 40-я армия понесла именно здесь, в Паджшере и его окрестностях. Самое большое количество геройских званий и орденов было роздано "за Паджшер". Тому, кто возьмет Ахмад Шаха живым или мертвым, были обещаны большие звезды на погонах и множество других почестей. Звезды сыпались на погоны и почестями наши полководцы были не обделены, да только Масуд всех оставил в дураках.
     С годами это имя становилось мифом, легендой, вокруг него клубилось столько былей и небылиц... Говорили, что он обучался наукам в лучших арабских университетах и свободно изъясняется на множестве иностранных языков. Нет, ребята, все не так. После окончания лицея Масуд лишь два года отучился на факультете архитектуры Кабульского политехнического института - на этом образование было завершено, ему не исполнилось и двадцати, когда он сколотил из студентов свой первый отряд и начал священную войну "против коммунистов". До нашего вторжения в Афганистан было еще два года, а он уже тогда снискал славу храброго и удачливого воина.
     Он провел в горах, не выпуская из рук оружия, почти двадцать пять лет. Двадцать пять! Западные военные аналитики считают Масуда самым выдающимся партизанским командиром ХХ столетия.
     Штаб нашего военного контингента постоянно держал в воздухе пару штурмовиков, которым надлежало с получением информации о местонахождении Масуда немедленно нанести бомбоштурмовой удар по этому району. Однако все это было напрасно. Он не только всегда ускользал из расставленных ловушек, но и с каждым днем делал все сильнее свое войско, расширял зоны своего влияния.
     С выводом из Афганистана 40-й армии и началом политики национального примирения разные лица из окружения Наджибуллы пробовали прощупать Масуда на предмет сотрудничества, намекали ему на возможность занять самые высокие посты в будущем "правительстве национального единства". На прямые контакты он никогда не шел, помня о вероломстве Кабула, но через цепочку посредников связь поддерживал, ничего, впрочем, не обещая и не гарантируя.
     Активно искал встречи с легендарным командиром наш посол в Кабуле заместитель министра иностранных дел Юлий Воронцов: по каналам разведки он неоднократно обращался к Ахмад Шаху с предложениями о контактах. Однако, верный своему правилу не доверять никому из "шурави", моджахед игнорировал все эти призывы.
     Так сложилось, что я оказался первым из наших соотечественников (если не считать пленных), кто увидел Масуда и смог с ним обстоятельно поговорить. Это было в декабре 1991 года в ущелье Фархар недалеко от города Талукан.
     Вместе с двумя британцами Рори Пеком и Питером Джувеналом я по заданию Комитета воинов-интернационалистов выехал в северные афганские провинции для розыска наших военнопленных. Командировка эта была непростая, сопряженная с целым рядом трудностей (практически нелегальный переход афганской границы в районе Ишкашима, долгий путь с вьючным караваном через заснеженные перевалы, моя маскировка под гражданина Финляндии), но в итоге мы благополучно добрались до секретной базы Ахмад Шаха, где моим британским спутникам приходилось бывать раньше. Здесь после некоторых колебаний было принято решение отказаться от моей финской легенды и предстать перед хозяином под своим собственным именем. Не мог же я от лица Финляндии вести речь об освобождении советских военнопленных (тогда у Масуда их было четверо).
     Нас поселили в аккуратном глинобитном домике, одна стена которого вплотную примыкала к крутой скале. Домик был с хитростью: прямо из него, отдернув полог, можно было попасть в обширную пещеру, где не страшен никакой ракетный удар.
     Масуд появился здесь глубокой ночью в сопровождении десятка одетых в новенький камуфляж охранников. Одним из его телохранителей тогда был наш кубанский парень Коля Быстров, историю которого впоследствии широко растиражировали газеты и телеканалы. Телохранители и люди из окружения относились к вождю с почтением, но без подобострастия. Так относятся к любимому боевому командиру, вместе с которым пройдено много испытаний. Только Коля Быстров, взявший себе имя Исламуддин, буквально ел глазами Масуда. Кстати, Коля-Исламуддин и молился усерднее всех афганцев.
     Мы проговорили три ночи подряд. В первый раз он осведомился, не буду ли я так любезен удовлетворить его любопытство относительно ситуации в бывшем Советском Союзе, и затем несколько часов кряду терзал меня самыми неожиданными вопросами, а ответы записывал. Его интересовало все - Горбачев, Ельцин, Руцкой, межнациональные конфликты, судьба Союза, отношение властей к исламу, внешняя политика... На следующий день (вернее, ночь) мои британские спутники показали ему видеофильм о войне в Персидском заливе, и тогда Масуд обрушил на них лавину вопросов относительно новейших образцов оружия, тактики и стратегии войск. Во время третьей встречи я до утра расспрашивал Ахмад Шаха о его судьбе.
     Впервые в жизни я видел перед собой крупного начальника, обладавшего колоссальной властью и при этом не утратившего умения слушать других, жадно впитывать новую информацию, не стесняться задавать вопросы. Ему исполнилось тогда 38 лет, он находился на пике своей славы: советские войска были изгнаны, Кабул вот-вот падет, весь мир уже знал о его подвигах. Мы сидели на грубом ковре, поджав под себя ноги, пили зеленый чай и говорили - три ночи подряд.
     Он впервые видел "шурави" не через прорезь автоматного прицела. Я впервые получил возможность напрямую узнать ответы на вопросы, которые мучили нас много лет.
     Он откровенно рассказывал о том, каким образом ему удавалось обводить вокруг пальца командование советских войск. "Мои люди были везде, в том числе и среди ваших офицеров и генералов. Некоторые из них работали за деньги, другие - потому, что втайне симпатизировали нам. Кроме того, мы имели своих осведомителей в среде высшего военного и политического руководства Афганистана и в спецслужбах".
     Конечно, я бы мог заподозрить Масуда в бахвальстве, если бы к тому времени не знал о том, что в 85-м нашей контрразведкой была раскрыта агентурная сеть, действовавшая в... разведуправлении афганского генштаба. А возглавлял ее начальник разведки генерал Халиль. Вот почему Масуд заранее в подробностях знал о всех планах (даже самых секретных!) нашего командования.
     Он резко критиковал советских генералов за то, что они воевали без выдумки, по шаблону, были связаны по рукам и ногам военной бюрократией. "Они действовали по учебникам, которые изучали в военных академиях. Но в этих учебниках ничего не было написано о том, как воевать против партизан, да еще в горах. По-моему, за все девять лет никто из ваших так и не удосужился глубоко вникнуть в ситуацию, постараться понять, что же здесь все-таки происходит". Ему казалось нелепым, отчего несколько лет подряд русские не меняют свою явно порочную тактику, а упрямо затягивают петлю на своей шее. "Насколько я знаю вашу систему, иначе и быть не могло, - добивал меня Ахмад Шах. - Помню, я был в техникуме, построенном русскими в городе Мазари-Шариф, там всюду царил убогий серый стандарт, даже комнаты были одинаково безликими, как ящики для обуви. Чего же вы хотите от своих генералов?"
     Чего мы хотим от своих генералов? Чтобы они не считали себя самыми умными. Чтобы они не расценивали щедро раздаваемые им золотые звезды как знаки действительного отличия - это всего лишь плата за преданность. Чечня показывает, что они ровным счетом ни-че-му не научились. Чечня - это второй Афган, только он на нашей собственной территории.
     Не все нравилось мне, "шурави", в его ответах. Так, например, несколько раз в его рассуждениях промелькнула мысль о необходимости объединения всех таджиков, живущих по обе стороны Пянджа. Но, честно признаюсь, с первых же минут я был ошеломлен светом, исходившим от этого человека, его глазами, манерами, умением вести беседу. Я очень скоро понял, что Масуд - это не просто удачливый командир крупного вооруженного формирования, а выдающаяся личность. Такие люди рождаются для того, чтобы круто менять ход исторических процессов.
     Увы, наши начальники всех мастей слишком долго недооценивали Ахмад Шаха. Им, окончившим академии и носившим штаны с лампасами, казалось немыслимым, чтобы всерьез воспринимать какого-то недоучившегося моджахеда. Империю погубили имперские амбиции. В конце 91-го, благополучно вернувшись из ущелья Фархар, я сказал одному из руководителей российской разведки, отвечавшему за Средний Восток, что через полгода моджахеды возьмут Кабул и Масуд в будущем правительстве станет министром обороны. Генерал рассмеялся: "Никогда!" В мае 92-го Кабул пал, а наш герой стал руководителем военного ведомства.
     Последний раз я видел его именно тогда - в мае 92-го под Кабулом. Ахмад Шах был счастлив и полон радужных планов. Однако очень скоро привычная тень набежала на его иконописное лицо. Начались яростные междуусобные столкновения между победителями, дележ пирога. Узбеки, таджики, пуштуны, исламские радикалы и умеренные моджахеды - все смешалось в кровавой и малопонятной со стороны битве. Афганистан погружался в пучину полного хаоса. А потом появились талибы, стремительно захватившие основную часть территории страны. И Масуд снова занялся привычным делом: контролируемые им северные провинции стали основным оплотом в борьбе против экстремистов.
     Талибов породили пакистанские спецслужбы, полностью зависимые от советников из США. Эту черную силу готовили, видимо, для того, чтобы в нужный момент держать в напряжении ситуацию на южных рубежах России. Однако выпущенный из бутылки джинн оказался коварным и своенравным. Парадокс, но теперь сами американцы хотели бы загнать его обратно в бутылку. Ахмад Шах Масуд, если бы мировое сообщество оказало ему реальную помощь, мог это сделать.
     В прошлом году Масуд впервые за 25 лет выехал в "дальнее зарубежье" - его принимали в Париже. Западные политики были очарованы его умом, харизмой, исходившей от него энергией. Теперь Масуда нет. Гибель афганского полководца совпала со страшными терактами в самих Штатах. Случайность или звенья одной цепи?
     Говорят, в последние годы Масуд был частым гостем в Душанбе, он даже зубы лечил в госпитале 201-й российской дивизии. Говорят, наши военные немного поддерживали его - боеприпасами, оружием. По коммерческим ценам, с оглядкой. Интересно, как бы сегодня он оценил наших недальновидных политиков и вороватых генералов? К сожалению, этого мы уже никогда не узнаем.
     Тогда, десять лет назад, я спросил, что помогало ему избежать гибели, ведь многие годы персонально за Масудом велась настоящая охота. Спецслужбы, войсковая разведка, авиация, агентура Наджибуллы - гигантские ресурсы были брошены на то, чтобы его истребить. "Нас спасали Аллах, хорошая контрразведка и удача, - ответил он. - Все зависит от Бога, каждому отпущен свой срок".
     Теперь вот удача отвернулась от него. Или от всех нас?
     Не хочется быть пессимистом, но та черная, неведомая и страшная сила, которой в последние годы противостоял Масуд, шаг за шагом приближается к нашим домам. Найдется ли другой герой, который сумеет ее остановить?»
                                                                                                                           В. СНЕГИРЕВ




















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.

Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 358 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |