Четверг, 22.02.2018, 09:30 





Главная » Статьи » Афганский дневник. Ольгерд Жемайтис

Дневник ... II
 


    5.IX.
   Ночью нас пытались ограбить - какой-то солдат со стороны ленкомнаты залез к нам в спальное помещение, но майор Янецкий, заметив попытку воровства, быстро вскочил, когда солдат приблизился, но догнать его не удалось.
   Утром ходил на подъем. Как и во всей советской армии, на подъеме сержанты не командуют, каждого солдата приходится поднимать персонально, с руганью, с матом, по-другому они не понимают, а бить непослушных кулаком или каким-нибудь хлыстом, который в армии называют "замполитом" и что часто практикуют офицеры, не в моих правилах. Есть ли вообще в нашей армии части, где подъемы проходят под командой тех, кому это положено осуществлять, под руководством старшин и сержантов-командиров отделений, с физической зарядкой, утренним осмотром и т. д.? А ведь я застал время в 60-х и начале 70-х годов, когда сержанты командовали своими подчиненными, пользовались авторитетом у солдат. Такое положение существовало до принятия нового Закона о всеобщей воинской обязанности в 1967 г., когда в сухопутных войсках срок службы был сокращен с трех до двух лет, а в ВМФ - с четырех до трех. Для специалистов-сержантов срок обучения сократился с одного года до шести месяцев, разница в возрасте у начальников и подчиненных солдатского звена сгладилась до минимума.
   Все люди в стране после хрущевской оттепели почувствовали себя личностями, в том числе и в армии, угрозы и уговоры уже потеряли всякий смысл в солдатских коллективах, система обучения и воспитания в которых оставалась без изменения со времен Петра I. Та же самая палочная дисциплина. Там, где командир крут на слова и действия, где солдаты боятся непредсказуемости в действиях своих командиров и начальников, там порядок по всем: в казарме, на занятиях, в наряде и т.д. Старшину, своих непосредственных командиров когда-то уважали и боялись. Сейчас же не боятся никого, только что-то в виде кулака или плетки. Наказать солдата лишением увольнения - им и так, допустим, в Термезе или в Афганистане ходить некуда. Дать наряд вне очереди - они и так; через день ходят в наряды. Посадить на гауптвахту - замучаешься. Во-первых, надо узнать, есть ли места на гауптвахте и согласны ли работники комендатуры принять солдата или несколько солдат на гауптвахту. Если места есть, солдата надо постричь наголо, помыть в бане, снять с довольствия в части, поставить на довольствие на гауптвахте. А сколько сил и энергии надо потратить, чтобы оформить записку об арестовании! Получается, что наказываешь себя, а не солдата. Гораздо легче его избить без свидетелей, на что и идут многие командиры.
   Опять загудели реактивные снаряды по зеленке в ответ на обстрел наших постов. Недавно при обстреле какого-то кишлака было убито 12 мирных жителей. На стационарных огневых позициях (ОП) артиллерии три батареи БМ-21 и 122-мм гаубиц Д-30. Всего 18 стволов. Сегодня сообщили, что в Кабуле похищено 17 наших военнослужащих.
   Фамилия сбежавшего солдата - Курочкин. Вертолеты летают парами в целях повышения безопасности полетов и сохранения жизни летчиков.
  
   6.IX.
   Гонконговские часы "200 м под водой" здесь называют "200 м от воды" - даже при умывании вода попадает под стекло. Снять же и положить их где-нибудь опасно - могут украсть. Стоят они 15 чеков. Сегодня нам обещали выдать по 100 чеков каждому. За каждый день командировки нам будут платить здесь по 17 чеков.
   Привезли четыре "подноса" - 82 мм миномета. Сейчас оформляем прием-передачу. Наши механические часы у местных жителей здесь ценятся. Дуканщики (продавцы) вставляют моторы от них в корпуса японских часов, которые и продают нам как японские за 500-600 чеков.
   С 8 на 9 сентября нашим командованием планируется операция в Ханабаде. Только что получил 100 чеков на мелкие расходы. Где их только хранить? Можно из-за них лишиться ночью всего обмундирования. Рядовой советский солдат здесь получает в месяц 9 чеков.
   Уточнение. На стационарных ОП стоят шесть установок БМ-21 системы "Град" и 12 гаубиц Д-30. За боеприпасы артиллеристы здесь не отчитываются. Снарядов не жалеют. Стреляют по координатам, полученным и в результате пеленгации радиостанций.
   Завтра меня должны заслушать на партсобрании по вопросу о подготовке к предстоящему выводу артиллерии полка. Не люблю я эту политработу вместе с политработниками. Как будто я и так не могу отчитаться! Но делать нечего - надо будет что-нибудь насочинять.
  
   7.IX.
   Ночью вдруг объявили всем нашим офицерам построение. Командир дивизии кого-то из нашей команды посадил на гауптвахту и приказал проверить всех офицеров. В строю не оказалось четырех человек. Утром на разводе, как всегда, сыпались в наш адрес угрозы и ругательства.
   Приехал какой-то представитель из армии по мою и наши души. Будет у нас в артиллерии выполнять роль то ли куратора, то ли соглядатая. Я его пока не видел. В трех километрах от нашей части появилась какая-то банда Шамси.
   За один чек здесь дают 20 афганей. Сегодня отправил письмо жене.
   Саша, работник штаба артиллерии, обещает мне в ближайшее время принести часы "200 метров от воды". Я ему для этой цели дал 20 чеков. Офицеры говорят, что много, так как они стоят 13-15 чеков.
  
    8.IX.
   Сегодня всех нас информировали, что в Кабуле пропала колонна наших автомашин - 15 "уралов". Спереди и сзади колонны шли два "уаза". Колонна шла за гравием в карьер, который находится в черте города. Почему колонна вышла из города, никто не знает. Шестерых человек нашли под Кубулом убитыми, остальных из водительского состава и состава сопровождения ищут. Завтра к нам начинает поступать личный состав. Дадут человек 200 строителей. Все они идут в 1-й батальон. Сегодня в дивизионе партсобрание.
   В штабе узнал, что в Афганистане в основном идет минная война. Крупных сражений нет. Наши войска действуют путем вытеснения противника, а после нашего ухода духи снова занимают оставленный ими ранее район. Подполковник Руденя, которого нам недавно прислали из штаба армии, будет с нами до вывода.
   Слышал, что на ирано-афганской границе душманов не уважают, а в некоторых случаях и не щадят, так как наши войска частенько, преследуя банды, нарушают эту границу. Сегодня в части, вернее, в санчасти, скончался от ран какой-то дух. Оперировал его профессор, искали для него кровь, но все безрезультатно. Саша сегодня принес мне часы.
  
    9.IX.
   Ждем приезда генерала армии Варенникова. Как обычно в таких случаях, перед приездом большого начальства наводим лоск в казарме и в автопарке. В столовой стало очень свободно - много офицеров ушли на операцию. Днем все еще жарко, но ночью уже укрываюсь одеялом. По карте в штабе узнал, что наша часть находится в 5 км на юго-восток от Кундуза.
  
   10.IX.
   Замполит полка замучил меня своими расспросами про Самарканд (я там служил с 1975 по 1985 гг.). Сегодня пришла выписка из приказа о присвоении ему звания подполковника. Его направляют в самаркандскую дивизию охраны тыла, которая находится при Самаркандском высшем военном автомобильном училище и состоит, кажется, из 10-15 офицеров. Вся дивизия умещается в одной маленькой комнате. В случае же военных действий развертывается до штата военного времени за счет поступления мобресурсов из народного хозяйства и автотехники из училища. По национальности замполит узбек, с высшим академическим образованием, и, видимо, как плохого замполита его сплавляют на должность с меньшим объемом работ.
   23 человека поступило в артиллерийский дивизион. Для артиллерии это только начало.
   Купил сегодня в магазине военторга напиток "сиси". Стоит он 25 копеек.
  
    11.IX.
   Кто-то из офицеров сегодня изрек: "Пока у солдата в руках лопата, он еще не преступник". Что ни говори, а обыкновенная лопата, переименованная кем-то в армии в БСЛ-110, являлась и является в армии главным орудием воспитания и страховкой от любого рода ЧП или любого другого нарушения дисциплины.
   Артдивизион уже укомплектован личным составом. Только в противотанковой батарее остался некомплект. Замучили уже частые построения, непрерывный мат всякого рода командиров и начальников, включая и замполитов. Говорят, мы Великую Отечественную войну выиграли благодаря мату. Но тогда народ был совсем другой.
  
   12.IX.
   Тактика духов: на рожон не лезут, почти всегда под нашим огневым воздействием отступают, используя минные заграждения, оставляя после себя мины-сюрпризы и мины-ловушки и используя кратковременные обстрелы.
   Видел сегодня утром старшего офицера разведотдела армии, подполковника, приехавшего оказывать нам помощь в формировании полка. Был он в довольно сильном состоянии подпития. Пристал ко мне с просьбой дать ему опохмелиться. Еле отвязался от него. Не боится ничего. Я с апреля 85-го живу под гнетом сухого закона, который сам себе объявил, так как в противном случае был большой риск для меня уволиться из армии раньше времени с пониженной пенсией. В армии после майского указа Горбачева по усилению борьбы с пьянством командиры и начальники всех степеней стали избавляться от неугодных им офицеров и прапорщиков. Причем, молодежь как пила, так и продолжает пить, а вот для стариков наступили черные дни. Все сейчас дрожат за свою пенсию. Мне еще нужно как-то продержаться 3 года.
  
   13.IX.
   Пишу эти строки уже из северного Кундуза, куда вся артиллерия полка прибыла со всем своим хозяйством в 14.30. Ехали через Кундуз, и я впервые увидел город и афганских жителей. Поразили женщины. О принадлежности их к слабому полу можно догадываться лишь по туфлям. Весь же верх напоминает куклуксклановский балахон. Причем, все балахоны разных цветов.
   Ослики и лошадки разукрашены, как в индийских фильмах. Кругом грязь и везде плакаты с арабской вязью. Толпы мальчишек крутились на коротких остановках возле наших машин, предлагали нам на русском языке дыни и различные фрукты в обмен на какой-нибудь бакшиш (подарок). Видел царандоевцев. В Афганистане нет военкоматов, и набор в армию проводится довольно примитивно - окружают кишлак войсками и хватают всех парней призывного возраста, переодевают их, дают им в руки оружие и зачисляют в свои подразделения. И тем не менее платят рядовому в месяц 2 тыс. афганей. По сегодняшнему курсу это 100 руб. против нашего солдатского жалованья (здесь, по-моему, это слово, уместно) в 9 руб. 20 коп., за службу, полную опасностей и приключений, в самой горячей точке мира. Разговаривал вчера с одним мужиком, дежурным по общежитию, он получает здесь 240 чеков в месяц и 100 руб. ежемесячно у него откладывается в Союзе.
   Сергей Валентинович Хаба (командир дивизиона, капитан) начинает уже наглеть.
   Через каждые 200 м на пути нашего движения через Кундуз стояли БМП стволами в зеленку. Наконец-то мы вдали от командования дивизии. Здесь, наверное, будет поспокойнее.
  
   14.IX.
   Утром на разводе я по праву старшего в артиллерии докладывал командиру полка. Сегодня День танкистов, но никаких праздников не видно. Пьянка будет, скорей всего, вечером, а пока обычный рабочий день, хоть и воскресный, да и танкистов кругом много. Завтра занятия по боевому слаживанию.
   Представился вчера новому командиру артполка, которому мы теперь на все время пребывания в северном Кундузе будем подчинены территориально. Первое впечатление - ужасный матершинник, - через каждые два слова - мат. Во время беседы со мной дал по телефону команду батареям на обстрел зеленки в ответ на обстрел духами поста полка. Интересно, кто-нибудь контролирует эти спонтанные огневые налеты и ведет ли учет сожженным боеприпасам? Меня всю службу учили, что каждый снаряд, выпущенный из орудия на учениях впустую, стоит минимально от стоимости хромовых сапог до стоимости автомашины "Волга". А здесь такая русская щедрость и совсем нерусская жестокость - ведь под обстрелом гибнут все, кто угодно, только не духи. Не могу понять эту вседозволенность и безнаказанность. Теперь я знаю, почему весь Ханабад в развалинах.
  
   15.IX.
   Читал сегодня в клубе нашим новоиспеченным артиллеристам ознакомительную лекцию про артиллерию. Вряд ли кто-нибудь что-нибудь понял - в зале сидели солдаты-строители из азиатских республик Союза, и многие из них даже не знали русского языка. Руденя (представитель штаба армии) ругал нас всех сегодня за непорядок в казармах.
   Дыни здесь не такие уж и дешевые. В переводе на наши деньги одна дыня стоит 2-3 рубля.
  
   16.IX.
   Днем все еще жарко, хотя по ночам укрываюсь уже не простыней, а одеялом. По ночам не дает спать магнитофон за стенкой. Молодые лейтенанты не понимают слов. Жаловаться командиру полка не буду.
   На завтрак давали суп рисовый молочный и макароны с тушенкой, хлеб, масло, витамины. Чайники здесь на столы не ставят, поэтому приходится довольствоваться одним стаканом чая. Мне одного стакана в такую жару мало, тем более что приносимые блюда я не ем. Хорошо хоть сгущенки много. Говорят, она укрепляет печень и предотвращает желтуху.
   Сегодня приезжал к нам начальник штаба округа генерал-лейтенант Гусев. Вроде бы завтра строевой смотр. Майор Солодов говорит, что сегодня в поле на занятиях с разведчиками они наблюдали группу духов на конях. Бог его знает, кого они наблюдали.
  
   17.IX.
   Сегодня вечером во 2-й батарее при перекатывании гаубиц один солдат сломал ногу. Теперь начнется! Опять мат, угрозы, унижения, к которым я уже за свою службу в общем-то привык, но все равно неприятно. К тому же для полноты счастья в 3-ей батарее обнаружили вчера вшей в постелях и на солдатах. Теперь семь бед - один ответ. Сейчас в батареях начнут дезинфекцию.
   Только что пришел от командира разведбата. Он нам с майором Халиловым (начальник штаба выводимого полка) утроил небольшое угощение. Угостил мутным-мутным спиртом. Хозяин утверждал, что цвет из-за канистры. Я выпил самую малость. Не хватало мне еще и здесь неприятностей из-за спиртного. Кто-нибудь принюхается - и могут быть неприятности.
   Забыл написать, что фамилия нового командира полка подполковник Кибец. Сегодня был у него на совещании со своими командирами подразделений.
  
   18.IX.
   В 15.00 сегодня строевой смотр. Ждем приезда главкома южного направления генерала армии Зайцева. Готовимся и к смотру и к приезду высокого начальства.
  
   19.IX.
   Вчера был строевой смотр. Проводил его зам. командира дивизии. Прошел нормально. Дует афганец. Солнца совсем не видно. Уже не жарко. Наверное, наступает осень. Надоела жара.
  
   20.IX.
   Вчера смотрел в клубе фильм одесской киностудии "Багряные берега". Про бандеровцев. Дрянь невероятная. Прочел в библиотеке роман Дуровой "Павильон". Книга" не понравилась. Сентиментальная ерунда.
  
   21.IX.
   Писем до сих пор нет, хотя давно отправил письма жене и сестре. Вывод полка запланирован на 10 октября. Дожить бы. Надоело здесь. Хоть и в Термезе не слаще и разница в общем-то небольшая, но все же в Союзе милее. В Чехословакии служил - скучал по русской речи, а больше всего по родной Москве. Добить бы эту службу и вернуться. на Родину!
   Встретил вчера майоров Янецкого и Жигадло. Говорят, что в южном городке двоих прапорщиков уволили из армии за аморалку, а двоих лейтенантов отправили в Союз по той же причине.
   В южном Кундузе у одного офицера ночью украли 100 чеков и у прапорщика 500 вместе с формой одежды.
  
   22.IX.
   Несколько часов назад вернулся из южного Кундуза. Ездил туда на БТРе до зубов вооруженный. Иначе нельзя. Со мной на броне было человек 12.
   Накидки с паранджой на женщинах в основном встречаются зеленого цвета, хотя попадались синего и голубого. Какой-то праздник у афганцев - длинная вереница повозок тянулась в Кундуз ранним утром.
  
   23.IX.
   Только что дали залп БМ-21. Почему я именно сейчас обратил на это внимание? Стрельба по живым целям здесь ведется каждый день. Майор, живущий в нашей комнате и служивший, как и я, в ЧССР, говорит, что там сейчас одна кружка пива стоит 4 кроны. В мою бытность там кружка простого пива стоила 2 кроны, а на заводах для рабочих продавали по 1,7 кроны за кружку. Пиво повышенного качества стоило до 7 крон. Помню и сорта этого пива - "Праздрой" и "Наполеон".
   Хаба уехал на рекогносцировку. Вчера опять обнаружили вшей в дивизионе. Ночью было ужасно душно. Спал, ни чем не укрываясь.
   Час тому назад узнал от своего командира взвода Сасса, что сбежал рядовой Гологан. Его, оказывается, не было и вчера на вечерней поверке. Говорят, что его кто-то ударил. Сейчас всей артиллерией ищем.
   Нашли. Только что я с ним беседовал. Говорит, что над ним издевались старослужащие солдаты. Фамилии истязателей я записал. Гологана отправил на гауптвахту как временно задержанного - надо оградить его от какого-либо воздействия со стороны своих же сослуживцев.
  
   24.IX.
   Немного прояснилось в отношении Гологана. Его сослуживец Саджави (грузин по национальности) обвинил его в краже дипломата и ударил по лицу. Тот сбежал. Скрывался все это время на чердаках и в котельных. Все очень просто, но командир дивизии знает уже об этом.
   Только что на занятиях с артиллерией, которые проводил я, представитель штаба армии подполковник Глотов сказал, что в южном Кундузе два солдата-узбека избили сержанта в туалете, да так, что у сержанта пришлось вырезать селезенку. Командир дивизии приказал подполковнику Саттарову найти этих солдат - его земляков.
   Сегодня наши офицеры-разведчики отобрали у солдат 36-литровый бидон с брагой. Когда я пришел к ним в подразделение, они уже все лыка не вязали, и половину отобранной браги выдули. Усиленно предлагали мне выпить, но я отказался.
  
   25.IX.
   00 час. 30 мин. Опять сбежал солдат - Парий Виктор Владимирович. На обеде, говорят, был. Сейчас все ищем его. Я распределил городок на объекты и указал районы прочесывания всем подразделениям. Пока результата нет.
   Пропавшую колонну автомашин в Кабуле нашли. У сопровождающих колонну 14 человек был на всех один пистолет и ящик с гранатами Ф-1. Под обстрелом держались все они минут 40. Получилось, что они вместо карьера с гравием в черте города, проскочив все посты, оказались за городом и окончательно заблудились, а согласно приказу командующего армией, тем, кто работает в самом городе, оружие не выдается. Четверо солдат на машине из-под обстрела выскочили, но в ближайшем кишлаке местные жители их выдали духам. Двоих лейтенантов тащили в плен в горы, но по дороге их все же расстреляли.
   Пропавшего солдата до сих пор нет, а уже 14.00. Не хочется верить, что он сбежал к духам. Страшное что-то творится в нашей армии. Читал Новикова-Прибоя "Цусима". Он пишет, что два флота из Санкт-Петербурга, огибая Африку и Азию, плыли к берегам Японии для сражения и прорыва к нашему Дальнему Востоку. По пути корабля останавливались во многих портах, матросы и офицеры увольнялись на берег и за все время этой экспедиции только один матрос не вернулся на свой корабль. Значит, царская армия в моральном отношении и по духу была сильнее нашей.
   Руденя говорит, что Курочкина поймали или обменяли, и он сейчас находится на гауптвахте в южном Кундузе. Оказалось, что никто не знает, когда видели Пария в последний раз. Возможно, что он уже неделю в бегах.
  
   26.IX.
   Сегодня ночью нашелся Парий. Он, оказывается, все это время жил в клубе на чердаке. Сбежал по банальным причинам - издевательства сослуживцев. Майор Захаров, замполит дивизиона, сейчас с ним разбирается. Сегодня пришел приказ об увольнении солдат и сержантов срочной службы из армии. Надо будет усилить контроль, а то опять кто-нибудь сбежит.
   Жить в комнате стало невыносимо: Сасс провонял всю комнату бензином, а из-за стены почти до самого утра раздается мощный рок из магнитофона. Жара, мухи, многолюдье, все осточертело. С 1972 г. я служу в Средней Азии. За что сослали?
   Ранее сбежавшего Гологана избили уже и на гауптвахте, и он из-за побоев лежит сейчас в санчасти. Что за народ?
  
   27.IX.
   Хаба уехал на стрельбу из личного оружия. В дивизионе не прекращаются мордобития. Ночью спать без одеяла уже нельзя. Днем пока жарко, но после 18.00 темно и прохладно.
  
   28.IX.
   Сегодня был строевой смотр дивизиона. Проходили торжественным маршем и с песней. Завтра еду в южный Кундуз. Ночь была очень бурной. Всю ночь раздавались пьяные крики, потом в нашем модуле произошла драка. Кто-то кого-то бил, кто-то визжал. Веселились молодые лейтенанты. К тому же меня ночью мучил насморк. Не спал почти всю ночь.
  
   29. IX.
   Час назад приехал из южного Кундуза. Решил все служебные вопросы. Узнал, что 4-го мы должны выехать всеми подразделениями с техникой в южный Кундуз, а 7-го вернуться назад.
   Разговаривал с солдатом-афганцем из царандоя. Прекрасно говорил по-русски. Он служит уже четыре года. Получает за службу 2 тыс. афганей в месяц. От него узнал, что девушки надевают паранджу сразу же после замужества.
   Понял, почему у афганцев ценятся наши запасные колеса. Видел их на многих крестьянских телегах.
  
   30.IX.
   Ночью, уже под утро, задул афганец. Проснулись все под толстым слоем пыли.
   Забыл написать, что из вчерашнего разговора с афганским солдатом я узнал, что у них калым стоит 100 тыс. афганей, но он как бедный платил всего 5 тысяч.
   В 1972 г., когда я приехал служить в Казанджик Туркменской ССР, калым у местных жителей составлял 4-5 тыс. рублей. Во многих центральных журналах и газетах критиковались и калым и чересчур богатые свадьбы с недельными загулами и непозволительной для простого человека роскошью. Конечно, пускают ради свадьбы шапку по кругу многочисленные родственники, но все же меня поражал туркменский размах и широта натуры. Правда, и туркмены и узбеки - очень гостеприимный народ, но не тот ли это случай, когда утверждают, что гостеприимство чрезмерное свойственно только диким народам? В деловом мире такого не может быть. Там, где время - деньги, не станут устраивать многодневные загулы, будь то свадьба, крестины или простой день рождения. Я не говорю уже о каком-нибудь приданом или калыме. Хотя, может быть, я и ошибаюсь.
   От жены, наконец, пришло письмо. Значит, никакого кордона для переписки не существует, и нас просто обманывали, утверждая, что в целях конспирации переписка на все время командировки будет отменена.
   Сегодня слышал один каламбур: "Если хочешь жить, как туз, поезжай служить в Кундуз. Если хочешь пулю в зад, поезжай в Джелалабад".
  
   1.Х.
   Вчера к 18.00 афганец, наконец, утих, и сразу похолодало. Вчера привели ко мне одного солдата по фамилии Хафизов. Солдат утверждает, что не слышит на одно ухо, так как недавно его якобы в умывальной комнате кто-то ударил по уху и, наверное, повредил барабанную перепонку. В доказательство своих слов он затягивался сигаретным дымом и демонстрировал мне и рядом стоящим со мной офицерам, как из одного уха шел дым, а из другого нет. Если не врет, то черт его знает, что творится. Направил его в санчасть, а потом узнал, что оттуда его отправили в южный Кундуз. Одного из тех, кто его избивал, нашли. Некий Дурдыев из Теджена Туркменской ССР.
   Сегодня под прикрытием афганца было совершено крупное нападение на наши посты. Долго потом гудели наши артиллерийские стволы.
  
   2.X.
   Сегодня должны судить в южном Кундузе двух солдат, избивших в туалете сержанта. Что-то больно оперативно сработала прокуратура.
  
   3.X.
   Сегодня был строевой смотр. Проводил его майор Халилов. Наш почтовый адрес - п/п 65290. По плану 17 октября - выезд в Союз. 11 октября - генеральная репетиция торжественной части.
  
   4.X.
   Проводили боевое слаживание. Стреляли на полигоне из гаубицы прямой наводкой. Дали нам на все 16 снарядов. Каждому расчету по одному выстрелу. Наводили офицеры, стреляли новоиспеченные из строителей в артиллеристы солдаты. Результат - 2/3 попаданий.
   Кто-то пустил слух, что под Хайратоном духи разгромили колонну выводимого зенитного полка.
   Руденя грозит пожаловаться на нас по поводу систематических срывов занятий. Что это он вдруг на нас обиделся? Когда в советской армии проводились занятия по боевой подготовке? Все время - работы, работы и работы.
  
   5.Х.
   Утром провел два часа занятий с дивизионом по строевой подготовке и отправил подразделения на работы и другие занятия. Руденя уехал в Южный жаловаться на нас. Офицеры проводят репетиции с солдатами по ответам на вопросы иностранных корреспондентов. В день начала вывода ожидается большой наплыв иностранцев, будет президент Афганистана Наджиб (Наджибулла). Вопросы и ответы примерно такие: В каких войсках вы служите? Ответ - в артиллерии; Участвовали ли вы в боевых действиях? Ответ - нет, не участвовали; Знаете ли вы своих командиров? и т. д.
   Ночью в модуле опять буянили офицеры, не давали спать. Все же худо-бедно поспал. Все машины, согнанные к нам со всей 40-й армии, кое-как привели в порядок. Ржавчину всю закрасили.
  
   6.X.
   Сегодня едем в южный Кундуз.
  
   7.X.
   Сегодня праздник, день Конституции, но никакого выходного, конечно, не будет. Вчера прибыли в Южный в 15.00. По прибытии не досчитались четырех машин, и все забили тревогу, но вскоре машины нашлись.
   С большим трудом, с двумя визитами к командиру дивизии удалось-таки разместить личный состав артиллерии полка у строителей. Условия жизни более менее нормальные. В 9.30 строевой смотр. Получил сапоги, которые надеваю с большим трудом.
   Под Пули-Хумри духи подбили БТР нашей дивизии. Солдат-кодировщик убит.
  
   8.X.
   Разгром нашей колонны под Хайратоном оказался вымыслом.
  
   9.Х.
   Вчера выступал перед нами какой-то генерал-майор. Говорил, что нужно быть готовым к провокациям. Духи хотят показать всему миру во время нашего вывода войск, кто здесь хозяева и почему мы уходим из Афганистана. Американцы вооружили моджахедов зенитно-ракетным комплексом "Стингер". Генерал зачитал нам перечень вопросов и ответов иностранным корреспондентам. Всего вопросов было 25. Вряд ли наши строители что-нибудь запомнили.
   Разговаривал с командиром реактивного дивизиона. Он со своим дивизионом будет сопровождать нас до самого Хайратона. Я спросил его о залпах БМ несколько дней назад, особенно продолжительных. Он сообщил, что обстреляли караван из Пакистана, по данным хадовцев (службы безопасности). Итог - 20 человек убито, остальные разбежались.
  
   10.Х.
   Проверял ночью нашу колонну. Ни дежурного, ни дневального, двигатели работают, все спят. Так ведь недалеко и до беды. Приезжал командующий округом. Собирал всех офицеров в клубе. Ставил задачи на ближайшее время. До совещания разговаривал с командиром дивизиона по поводу моей ночной проверки колонны. Поругались с ним.
  
   10.Х.
   Около 2 час. ночи разбудили и сообщили, что всех командиров и начальников вызывают в тактический класс на совещание, которое проводит зам. командующего армией. Замучают теперь совещаниями.
   Сегодня состоялась репетиция торжественной части, на которой был командующий войсками округа генерал армии Попов. Работали операторы, снимали наше прохождение торжественным маршем для монтажа. Протяженность предстоящего марша 385 км, три суточных перехода: 1-й, 120 км: Кундуз - Пули-Хумри; 2-й, 190 км: Пули-Хумри - Ташкурган; 3-й, 75 км: Ташкурган - Хайратон. С 13-го начинается операция с участием фронтовой авиации по расчистке маршрута.
   На репетиции торжественной части командующий сделал замечание одному музыканту оркестра, что у того хилая грудь. А если он родился с такой грудью?! Что же делать? Другому начальнику сказал, что он "сопли жует вместо того, чтобы заниматься делом". И это на глазах у всех подчиненных этого начальника. Сколько я уже проглотил таких "перлов" за 23 года службы!
  
   12.Х.
   Наш военторговский магазин закрыт на учет. Слышал, что при проверке его работы у продавщицы оказалось 240 наименований товара, не учтенного нигде. Получил письмо от дочери и от сестры из Москвы. Завтра шесть машин дивизиона уходят в Союз.
   На совещании говорилось, в частности, о тактике моджахедов: засылать в города группы по пять-шесть человек для производства терактов. На днях в Кабуле были убиты две наши девчонки, зашедшие в дукан за покупками. По этой причине велели указать при инструктаже всем солдатам, не брать у местных жителей во время марша фрукты и овощи во избежание отравлений и провокаций. Не прикасаться ни к каким игрушкам - возможны мины-сюрпризы, гнать всех мальчишек от техники.
   Утром отправляют уже на марш самые непригодные машины, чтобы убрать эту рухлядь подальше от глаз иностранных корреспондентов. Под видом бандформирований действует множество воровских шаек, занимающихся только грабежом и не преследующих никаких политических целей. Эти банды в основном терроризируют местных жителей.
   Грабят местных жителей и наши "доблестные" воины. Уже много только моих знакомых было осуждено судами военного трибунала за противоправные действия в отношении местных жителей. Майор Ч. (армянин) из ДРА был направлен в Тбилиси на должность командира учебного дивизиона в Тбилисское артиллерийское училище. Попался на новом месте службы на продаже наркотического вещества, вывезенного им из Афганистана. Капитан Т. (с ним я служил в Самарканде, а с майором Ч. - в Казанджике) был осужден тоже судом военного трибунала за прямой грабеж дуканов: под дулами автоматов он и водитель машины забирали у афганцев японскую аппаратуру и другие товары. Это лишний раз доказывает, что не может быть сильна армия только идейностью и приверженностью к какой-нибудь идеологии, пусть хоть даже и самой передовой. В стране, где все дефицит, где солдатам не хватает даже портянок, не может быть боеспособной армии. Список моих сослуживцев, отбывающих в настоящее время сроки за совершенные ими преступления, можно продолжать и продолжать.
   Афганская 40-я армия относится к Туркестанскому военному округу, и приказы по округу до всех офицеров раз в неделю доводят на совещаниях. Я и сам был свидетелем изъятия контрабанды на границе с Афганистаном пограничниками, когда был прикомандирован к оперативной группе штаба ТуркВО в 1980 году.
   Причем служба на границе была так поставлена, что никаких актов изъятия не составлялось, солдаты и офицеры, у которых изымались презервативы, порнография, отрезы японской ткани, японские часы и др., не роптали и были рады, что пограничники не записывают их данные для сообщения в часть об их моральном облике, и многие наверняка радовались, что у них забирают мелочевку, а самая ценная контрабанда продолжает с ними движение в Союз где-то под толстым слоем списанных матрасов или металлолома. В сторону же Афганистана почти без изъятия благополучно шли ящики с водкой, запасные колеса, механические часы, сигареты и папиросы и многое-многое другое. Соблазнов было много и, повторяю, многие не выдерживали капиталистического изобилия. Начиналось все с обмена, допустим, ящика тушенки на часы "сейко", а заканчивалось обменом автомата или миномета, которые списывали на счет боевых потерь, на килограммы наркотиков или километры шелка.
   Вчера видел двух прилично одетых в гражданские костюмы, на вид тридцатилетних мужчин. Узнал, что они из управления глубинной разведки. Говорят, что они запросто заходят к командиру дивизии, делают ему замечания, ведут себя с полковником Шеховцевым (ком. дивизии) свободно. Возле штаба дивизии воздвигли туалеты для иностранных гостей. Никого в них не пускают. Общие же туалеты для солдат и офицеров, исключая замов командиров полков и выше, всегда очень грязные, очки без перегородок, да иногда нужно очередь выстоять, чтобы оправиться. Элитные же туалеты - за колючей проволокой. На каждом шагу унижения. Слышал, что здесь действуют законы мирного времени. Даже умышленный уход к духам карается по мирным законам.
   Пишу эти строки уже ночью. Что-то нахлынула волна воспоминаний. Детство, Москва. Как все далеко. И как близко Узбекистан, Термез, Афганистан. Зачем мы влезли сюда? Это старичье в Политбюро вряд ли доживет до всенародного осуждения. На этом они, по всей вероятности, и строили свои расчеты. А вот в истории России и Советского Союза останутся, наравне с Наполеоном, Гитлером, Сталиным, одерживающими одну победу за другой и увеличивающими размеры своего владычества. Бог им судья.
  
   13.Х.
   Не спал всю ночь. Больше не буду покупать сгущенку с кофе. Сразу воспоминания нахлынули. Всю ночь мучили философия и воспоминания.
   С 15 на 17 октября запланированы частные боевые действия. Дали ориентировку на банду Башира - 150 человек, есть минометы. Банда действует от северного до южного Баглана. Предстоящие боевые действия носят название "Гранит".
   Банда Заира. С 1 по 6 октября в районе Айбака банда пристреляла реактивными снарядами дорогу на Хайратон. Численный состав - 2500 мятежников, 1,5 десятка минометов, до 50 безоткатных орудий, около 200 гранатометов.
   Сегодня постригся. Парикмахерша жаловалась мне на офицеров. Говорила, что когда ехала сюда, думала, что все офицеры воспитаны и культурны, а оказалось всё с точностью наоборот. Постоянно пристают к ней, пьянствуют.
  
   14.Х.
   Эти строки пишу уже на марше. Холодно и идет дождь. Недавно выехали из части. Подъезжаем к Мадрасе. Вот уже и. Пули-Хумри.
   Планы в Кундузе все изменились, и вместо прохождения торжественным маршем мимо Наджиба и иностранных корреспондентов меня направили старшим колонны в 44 машины в Ташкурган, где я должен ждать основную колонну полка. Пока все идет нормально.
  
   15.Х.
   Стоим под Пули-Хумри. Колонна уже вытягивается для марша. Нет что-то одной машины. Шесть поломанных машин оставлю здесь в парке.
   Стоим уже под Айбаком. Зашел там в дукан. Купил японскую зажигалку и противосолнечные очки. За все заплатил 45 чеков. Скорей бы в Союз! Вчера весь день и ночь лил дождь, и стало еще холоднее. Надел на себя второй комплект хебе. В Айбаке дуканщик хорошо говорил по-русски. Я ж сколько ни изучал английский, литовский, так и не осилил ни одного языка. Неужели я глупее этого дуканщика? Был свидетелем, как один бабай под Айбаком сунул два яблока солдату. По инструкции я должен был бы отобрать у солдата эти яблоки, сказать, что они, возможно, отравлены. Глупость какая-то.
   Дорога от Пули-Хумри до Айбака очень хорошая, гладкая, не такая, как от Кундуза до Пули-Хумри - вся в рытвинах и ухабах. На всем протяжении маршрута в кюветах валяются скелеты машин. Вот бы весь этот металлолом в Союз!
  
   16.Х.
   Ночь была очень холодной. Время 6 час. 10 минут. Поздравил себя с днем рождения, но не желаю себе еще такого же праздника. Сплю в кабине машины, и даже солдатская шинель в качестве одеяла и два комплекта хебе не согревают. К тому же опять заложило нос, и я всю ночь мучался и с холодом и с насморком.
   Сейчас едем в объезд моста, который был нами случайно взорван. Танк задел трубопровод, из которого потек керосин, и от выхлопа горючее вспыхнуло. Механик-водитель выскочил из танка, лейтенант сел за рычаги, но танк уже скатился на мост, взорвалась боеукладка, и мост разрушился. Лейтенант погиб. Преодолели брод. Проехали Ташкурган. Идем на Хайратон.
   Сухой паек кончился. Видна какая-то большая река. Неужели Аму-Дарья? Кажется, привал. Заезжаем в какую-то часть. Находимся в 60 км от Термеза.
   Вот и подходит к концу день моего 42-летия. Выпил за свое здоровье две кружки горячего чая, вскипятив его на костре. Мысленно задал себе вопрос: чего я добился к этому уже немолодому возрасту? Почти ничего. Ни угла, ни Родины, служба у черта на куличках, куда Макар телят не гонял, и вырвусь ли я когда-нибудь отсюда, из Средней Азии, неизвестно. Многие офицеры после увольнения в запас остаются здесь, так как не рассчитывают даже на получение квартиры в России. Представляю себе американского офицера, у которого закончился срок службы где-нибудь в Иране или Пакистане, а ему говорят, что в Америке для вас нет прописки, поэтому желательно, чтобы вы остались жить по месту своей службы. Я из Москвы, а это закрытый для прописки город, и даже если я получу разрешение на прописку, сколько придется ждать квартиру? Сколько мне еще жить в Средней Азии? Опять напала меланхолия.
  
   17.X.
   Третью ночь сплю в кабине ЗИЛа, не высыпаюсь. Душит насморк и мучает холод. По-моему, на улице около 0 градусов. Надо что-то делать.
   Наверное, все слухи о предстоящих провокациях и диверсиях при выводе нашего полка оказались ложными. Уже три колонны в 200 машин благополучно достигли Ташкургана - и ни одного выстрела, ни одной провокации. Немного даже обидно. Практически вся 40-я армия обеспечивает наш вывод. На высоте в человеческий рост постоянно барражируют вертолеты, через каждые 100-200 м маршрута стоят БМП стволами в сторону зеленки. Не исключено, что где-то в засадах происходили стычки, а также при прочесывании местности или на постах. Я пока стрельбы не слышал.
   Сегодня должна выходить основная колонна. Митинг в Кундузе, наверняка, прошел, и основная колонна уже где-то па марше.
   Утром привел себя немного в божеский вид, помылся, побрился. Солдаты развели костры, греют чай, варят картошку с тушенкой. Сухпаем нас по новой обеспечили аж до 19 октября.
  
   18. X.
   Эту ночь уже спал нормально. Раздобыл в медпункте эфедрин, закапал его в нос. Хотя спал опять в кабине машины.
  
   19.Х.
   Эта ночь была уже теплее. Только что с завтрака. Давали лапшу молочную, плов, чай. Сегодня должна подойти основная колонна. Становится жарко. Пятую ночь сплю в кабине машины. Выписал новый аттестат на 187 человек.
   Показалось несколько танков и мостоукладчиков. 14.40. Вот и голова колонны. Наконец-то. Машины и личный состав размещаются на ночлег. Завтра будем уже в Хайратоне. Послезавтра пересечем границу.
   Вертолеты по-прежнему летают на высоте человеческого роста.
  
   20.X.
   4.40. Через 20 мин. начинаем марш в Хайратон. Шестую ночь провожу в кабине машины в обнимку с автоматом, валяющейся на полу каской и с пистолетом на боку в кобуре. То, что я принял за реку Аму-Дарью, оказалось обычным миражом.
   9.45. Мы в Хайратоне. Местные жители встречали нас с цветами и улыбками. Впервые видел здесь представительниц женского пола без паранджи. Встречались симпатичные лица. В основной колонне на марше в районе Пули-Хумри сгорела одна БМП, в которой находился мой друг майор Солодов. Люди не пострадали, боеукладка взорвалась. Причина пожара неизвестна.
   15.20. Едем на таможенный досмотр. Говорят, что на блоках при обеспечении выхода полка погибло шесть человек и 14 ранено. Я никакой стрельбы не слышал.
  
   22.Х.
   Позавчера в 17.00 пересек границу. Таможенники довольно быстро пропустили всю колонну.
   Вчера говорил с женой по телефону. Она обещала приехать ко мне в Термез. Из Самарканда это не так трудно сделать.
  
   23. X.
   Проснулся в 5 утра. Спать больше не хотелось. Оделся, пошел на физзарядку. Методическое занятие но организации физзарядки проводил майор Рудык. Рудык не показывал, а рассказывал, как надо проводить физзарядку администрации полка. Чувствую прилив сил. Надо сегодня во что бы то ни стало вырваться в Термез. "Выведенный полк" стоит на полигоне под Термезом.
   Только что из Термеза. В нашей комнате общежития, рассчитанной на двоих человек из-за ее небольших размеров, где проживает трое, поселили еще и четвертого, майора Сакаева. Он ужасно храпит по ночам, и в такую жару, в такой тесноте жизнь в общежитии станет еще тяжелей. На полигоне пока без изменений.
   Дурные мысли лезут в голову по поводу моего перевода в Россию. Я единственный в термезском гарнизоне с таким стажем службы в ТуркВо, а до увольнения в запас еще целых три года. Сохраню ли остаток здоровья среди тифа, желтухи, дизентерии в такую убийственную жару и при такой комплекции?
   Сегодня на полигоне выводили перед строем полка солдата-вора. Он обокрал начальника оркестра, украл у него дипломат и целый баул с вещами из Афганистана. Командир полка отчитал вора перед строем и затем приказал ему трусцой перед строем пробежать перед всем полком, чтобы все стоящие в строю запомнили его лицо. Солдат без тени смущения пробежал.
   В эту ночь опять одного солдата избили. Повредили селезенку. Солдат госпитализирован.
   Кто-то похозяйничал в моей комнате в мое отсутствие: вырвали два листа из дневника, стащили сапоги и хебе.
  
   24.Х.
   Солдат уже разгоняют по частям. Отпросился на два дня у командира полка, чтобы побыть с женой. Звонил сегодня ей на работу. Ее сотрудники сказали мне, что она выезжает из Самарканда ко мне скорым в 21 час 30 минут.
  


 

Категория: Афганский дневник. Ольгерд Жемайтис |

Просмотров: 504
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”







Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018 |