Вторник, 12.12.2017, 03:47 





Главная » Статьи » Повесть “Афганистан. Гора Шабан” (избранное). Альберт Зарипов.

Повесть «Афганистан. Гора Шабан». Часть 2
 


А вот на свободе мы вздохнули полной грудью, и военная мысль заработала очень быстро. Местом для желанной вечерней трапезы был избран наш «летний» кинотеатр. Сейчас в феврале месяце именно он являлся наиболее безлюдным, а значит и относительно безопасным пристанищем для молодых бойцов. Так сказать, наилучшим и спокойным местом для проведения излюбленного солдатского досуга… То есть быстрого утоления элементарного чувства вечного голода… Которым страдают и мучаются почти что все молодые солдаты… Причём, не только нашего великого и могучего Советского Союза…
Так что… Открытый летний кинотеатр афганистанского образца подходил для нашего мероприятия более всего. Правда, идти до него было несколько далековато… Однако какие-то триста или четыреста метров нас ничуть не испугали… Это обстоятельство, то есть относительная удалённость, только разожгло наш аппетит ещё больше. Его отсутствием мы, в общем-то, никогда и не страдали, а теперь и подавно…
По дороге мы с Корнем заскочили в нашу солдатскую столовую, где знакомый солдат-хлеборез уступил нашим продублированным и вполне понятным просьбам… И две свежеиспечённые буханки, быстро оказавшись за пазухами, так приятно согрели не только наши бока, но и молодые солдатские души.
Окольным маршрутом мы вполне благополучно достигли нужного нам места. Военно-полевой кинотеатр, или же говоря официальным языком, солдатский клуб представлял собой небольшую прямоугольную котловину, огороженную с одной стороны высокой белой стеной, а с трёх других - земляной обваловкой. То есть своеобразным бруствером в метр-полтора высотой. По узкой тропке мы спустились в «кинозал» и разместились на самой дальней скамейке. Здесь было безопаснее всего. Поскольку наш военный «кинозал» тоже соответствовал общепринятым мировым стандартам. То есть наш земляной «пол» также спускался с небольшим уклоном к «якобы сцене», за которой возвышался «вроде бы экран». Неуютно пустой и какой-то осиротелый… Под зимним ночным небом Афганистана…
Итак-с… Разместившись в самой нижней точке «закрытого» клубного пространства, мы выложили на железную скамейку все наши съестные припасы: литровую банку клубничного джема, две буханки хрустящего хлеба и пару фляжек с водой. Без дополнительных команд были извлечены четыре солдатские ложки… Которые сразу же пошли в ход…
-Хороший у вас тут хлеб.- произнёс Андрей Бухта спустя несколько минут. -У нас не такой.
-Обычный… -ответил я, погружая свою ложку за следующей порцией сладкого лакомства.
Кандагарский разведчик Мишка Суслов сначала усмехнулся…
-Ты ещё наш хлеб не ел. - проворчал он, с хрустом отламывая от полбуханки новый кусок. -В нашей пекарне только корочка успевает… Запечься… А внутри тесто так и остаётся… Сырое…
-Они туда дрожжей мало добавляют. -пояснил Андрей Бухта. -Пускают его на бражку… Или меняют… А тесто не успевает подняться… Вот и получается… Только корочку и можно есть…
Несколько минут мы ели молча… Когда наш всеобщий голод был немного утолён, мы стали орудовать ложками гораздо медленнее… Чтобы подольше растянуть это вкусняцкое удовольствие… А также… Чтобы не выглядеть в глазах друг друга чересчур уж оголодавшими обжорами… Правда, я и Андрей Корнев… словом, хоть мы и были вроде как хозяевами… Однако лашкарёвская «яма»(* прим. Автора: то есть чувство голода) оказалась поглубже кандагарской…
-А мы сейчас только одним хлебом и питаемся. - честно признался мой товарищ Корень.
-Остальной хавчик… - подтвердил я со вздохом. -Выбрасываем…
Наши кандагарские коллеги поначалу было не поняли…
-Как это выбрасываете? - переспросил молодой солдат Бухта.
-А вот так! - ухмыльнулся Андрей Корнев. -Только-только из общего бачка раскидаем хавчик по котелкам… И сразу же обратно вываливаем…
Гости молчали, никак не врубаясь в суть…
-Ну, по одной-то ложке супа или каши всё-таки перепадает. -сказал я. -И всё!.. Команда «Встать! Выходи строиться!»
-Ни хрена не понял! - заявил Миша Суслов. - почему так?
Поочерёдно выдавая информацию, мы с Андреем Корневым рассказали нашу ротную беду… Которая длилась уже целых две недели… И окончание этой напасти было не скорым…
Всё дело обстояло в том, что наш штатный старшина роты прапорщик Акименко убыл в свой ежегодный отпуск, а исполнять его обязанности назначили старшего сержанта Алиева. Этот рослый и плечистый азербайджанец являлся заместителем командира второй группы и уже успел зарекомендовать себя перед ротным начальством только лишь с положительной стороны. На боевых выходах Алиев был отличным замкомгруппы. Что уже считалось достойным качеством. Он даже был ранен в бою, а затем и награждён правительственным орденом Красной Звезды. Который за просто так не дают. И в его группе дисциплина была железной… Поддерживаемая не только авторитетом сержанта Алиева, но и его же крепким кулаком…
А тут наш прапор Акименко Николай свет Батькович взял, да и уехал в отпуск в свой родной город Таганрог…
-Он там сейчас водку пьёт со своими таганрогцами… -всерьёз жаловался Андрей Корнев. - И с этими трахается… Ну, как их там?!..
-Таганрожицами! -засмеялся Мишка Суслов. -Ну… Не с таган… Роженицами же!
Мы конечно посмеялись над его незамысловатой шуточкой… Да только вот у двоих солдат смех получился не очень-то и весёлым…
-Короче говоря… -продолжал уже я. -Алиев теперь свои порядки и в роте устанавливает. Дисциплину наводит. Вечернюю поверку по три-четыре раза зачитывает… Добивается того, чтобы не только фазаны стояли по стойке «Смирно», но и все остальные дембеля. Чтобы деды тоже отвечали «Я»… Как положено…
К этому моменту банка клубничного джема, увы, но закончилась… И теперь можно было поболтать без всяких приятных обременений…
-А хавать он вам не даёт? - спросил Мишка, убирая свежеоблизанную ложку в боковой карман.
-Ну, да -ответил Корень, доставая сигарету. -До столовой со второго или третьего захода добираемся. Вечно ему что-то не нравится. Добивается, чтобы и дембеля «ножку тянули». А когда зайдём в столовую и рассядемся по своим столам, тогда и начинается… «Встать, садись, встать, садись!» Пока вся рота одновременно не сядет. Дембелям-то полегче… Они же по одному или по два сидят за столом на десятерых… А вот мы: фазаны и молодые… То встаём, то садимся…
Тут он затянулся свежеприкуренной сигаретой, предоставив уже мне возможность излить нашу общую обиду и злость.
-А когда всё-таки рассядемся. Он командует дальше. «Раздатчики пищи - встать! Приступить к раздаче пищи!» А этот Алиев ходит вдоль столов и смотрит… Зараза! Как только бачки с супом опустеют… Он и командует: «Закончить приём пищи! Встать! Выходи строиться!» Вот и приходится нам выполнять команду. То есть выливать суп из своих котелков обратно в бачок. Дембеля хоть кашу-то успевают попробовать. Вернее, всю тушёнку сверху слопать. Она-то тёплая. А суп - горячий… Только одну ложку и успеешь проглотить. Вот и остаётся нам только сухой хлеб жевать. Иногда с маслом. Если успеешь намазать на хлеб… И дожевать… По дороге к выходу…
-А что же дежурный по части? - вполне резонно уточнял Андрей Бухта. -А ротный?
Этот белорусский парень всегда отличался повышенным чувством справедливости… Однако наши ответы были очень банальны и просты.
-Дежурный по батальону стоит только на крыльце столовой. -пояснял я. -Он следит только за тем, чтобы роты вовремя прибыли на приём пищи. Ну, и зашли в столовую без бардака. А внутри командует товарищ сержант… Он ведь действует почти что по Уставу. Отдаёт команды… Какие следует… Так что… В этом деле к нему почти не придерёшься.
-А командир роты ничего об этом не знает. - произнёс Корень, выпуская в ночное небо сизоватый дымок. -Никто из солдат к нему не пойдёт… Чтобы не стать стукачом. Его же потом зачмырят. Чтобы больше не жаловался на сержанта Алиева… Такого же и быть-то не может… Что товарищ сержант злоупотребляет своими обязанностями… Это же заслуженный человек!.. С орденом Красной Звезды!..
Андрюха Бухта всё же решил уточнить ещё один момент наших злоключений…
-И как же вы обходитесь? А что же он сам кушает?
Мы с Корнем даже рассмеялись. Потому что и так уж чересчур красочно описали нашу молодую жизнь. Что успеваем проглотить всего-то по одной ложке обжигающего супа… А раздатчику пищи, который черпаком разливает суп по нашим котелкам… Ему и этого не достаётся… Хорошо, что хоть буханку хлеба успеваем разделить на всех… Почти что поровну.
-Когда Алиев приведёт роту из столовой в казарму, он распускает строй. А за полчаса свободного времени… Или он сам идёт в столовую… Повара-то ему не откажут… Или же товарищу сержанту молодые что-то раздобудут. Из столовки принесут, а может и в магазине прикупят. В общем, не дадут ему умереть с голоду…
Я замолчал. Но потом всё ж не выдержал и сплюнул с досады… Андрей Корнев в это время уже докуривал свою сигаретку. Иначе он бы тоже… Сплюнул от искренней неприязни и накопившейся злости.
А потом о своей нелёгкой солдатской жизни рассказывали кандагарские духи. По большей степени говорил Мишка Суслов… Андрей Бухта был немногословен… Как оказалось, на это у него имелись очень уж веские причины… До сих пор не сошедшие с его тела…
-На прошлой неделе дембеля так его отметелили… - возмущался Миша. - Андрюха почти сутки отлёживался… Живого места не было.
-Да это что?! -отмахнулся, в общем-то крепкий, белорус. -Мелочи…
-Это он сейчас так говорит… -пояснял почти что его земляк из Брянской области. -Я ему хавчик приносил… А он даже есть не мог… Ни хрена себе!.. «Мелочи»…
Нам и так уж было понятно то, что Андрюха Бухта очень «скромничает», предпочитая умолчать о своих неприятностях. До призыва в армию он долгое время занимался борьбой самбо и в случае схватки «один на один» смог бы одолеть своего противника. А может быть и не смог… Как бы то ни было, но такой поединок имел бы определение более или менее честного боя. Однако, увы… Не только в армии, но и в гражданской жизни случаются такие драки, когда на одного «имеют честь» навалиться сразу несколько человек… Кандагарские дембеля оказались «ребятами не промах»…
-Да и наши не лучше! - на всякий случай понизив голос, произнёс Корень. -Нам рассказывали, как три дембеля… Ну, которые уже уволились… Они завели в ружпарк одного духа… Слишком уж непокорного… Да и отделали его так, что он совсем… Короче… В госпиталь его отправили…
Я тоже слышал про этот случай, о котором нам по большому секрету говорил Коля Малый… Они же были одного призыва… Но я даже знал о дальнейшей судьбе этого солдата… Чуток побольше, чем Андрей Корнев…
-Он там умер. - сказал я негромко. -Не приходя в сознание. А когда начали разбираться… То оказалось много свидетелей того, как на голову покойного упал полный цинк патронов. Прямо с верха пирамиды…
-Ага… - со скепсисом заявил Мишка. -И так три раза… Цинк всё падал и падал… А он подставлял голову снова и снова.
Больше сказать по этому поводу нам было нечего. Поскольку круговая порука старослужащих солдат и всяческое стремление командиров замять этот «досадный» инцидент… Всё это поспособствовало тому, что смерть молодого бойца от рук своих же сослуживцев останется безнаказанной… Что в свою очередь приведёт к повторению таких случаев… Или же ему подобных…
После непродолжительного молчания мы уточнили время… До вечерней поверки оставалось почти полтора часа и мы могли ещё чуть-чуть посидеть в своей кампании. Минут с пятнадцать или двадцать… Потом нам следовало возвратиться в роту… Ведь наши заболтавшиеся друг с другом дембеля могли хватиться своих молодых бойцов… Да и начать наши поиски…
Но у нас ещё оставалось полбуханки хлеба и мы поделили её на четыре части, после чего принялись медленно его «уничтожать». По ходу этого действа Мишка Суслов костерил одного нашего знакомого… Который в Чирчикской роте был в первом взводе, а в Кандагаре оказался в одной группе с Мишкой…
-Да этот Дёма! -горячился Суслов. -Такой паскудой оказался! Настоящий жополиз!.. Перед дембелями выслуживается, на нас стучит… На своих же пацанов… Ох… Бля-а… Если бы я в Чирчике знал… То я ему бы всю рожу набил! Ни одного здорового места не оставил бы… Ну, такая это сволочь…
-Уже и на нас покрикивает… - усмехнулся солдат Бухта.
-Во-во! -подтвердил Мишка. -Начальник выискался… Быстрей бы эти дембеля ушли!..
В этом вожделении он был явно не одинок…
-Да-а… - согласился с ним я. -Побыстрей бы они уволились…
Наверное, эта мысль являлась, является и будет являться самой главной мечтой всех молодых солдат. Ведь с исчезновением из их жизни всех дембелей… Которые рано или поздно, но всё-таки должны отправиться по своим домам… Именно тогда для молодого духовского сословия настанет очень уж существенное облегчение их условий военной службы. Хоть и на одну социально-армейскую прослойку, но всё же старших товарищей станет гораздо меньше. Да и молодёжь поднимется на следующую ступеньку суровой солдатской иерархии… Пока они сами не превратятся в дембелей… Самых настоящих дедов… Паразитов и не очень… Но всё равно стариков…
Не обошлось и без горьковатой иронии…
-А у вас в Лашкарёвке замполиты читают эту книжку? - со смехом спросил Мишка. -Ну, про «страшную армейскую дедовщину»? Писателя Рыбакова, который…
Рассмеялись и мы… Поскольку слабенький ветерок великих перемен уже долетел не только до их Кандагара, но даже до нашей отдалённой Лашкарёвки… И в самом-то деле… Уж коль по всей стране Советов зашагала перестройка, да ещё и наперегонки со всеобщей гласностью… Вот и Главное Политическое Управление Советской Армии решило не отставать… Вот и получилось так, что по указивке сверху все ротные замполиты бросились вдогонку…
Именно об этом и говорил Мишка Суслов…
-Два раза в неделю на политинформации вслух зачитывают эту повесть «Сто дней до приказа»… Про то, как страшные дембеля заставляют молодых всякой ерундой заниматься! Кровати трясти, как будто старики домой в поезде едут… Сказки всякие рассказывать… А по телевизору-то?!.. Там все из-за этой книжки распереживались… «Дедовщина!.. Ах, как это ужасно!»
Все эти детали были известны и в нашем гарнизоне… Вернее, в первой нашей роте…
-Ну, да… А в конце… -Тут я даже фыркнул. -А в конце политинформации замполит спрашивает: «А у нас в роте нету таких издевательств?»
Как выяснилось тут же… Хоть между нашими гарнизонами расстояние в пятьсот километров, но… Мысли и повадки замполитов очень уж схожи…
-И у нас точно так же спрашивают!.. -подтвердил Андрей Бухта. -А мы ему честно отвечаем, что таких «издевательств» у нас нет.
-Потому что такой ерунды у нас действительно нет. - со вздохом произнёс Суслов. -Наши дембеля в сто раз похуже будут… Чем эти книжные…
-А что?.. Ваши замполиты ничего не знают? - спросил я гостей. -Ну, про Кандагарский Мостик и всё такое прочее?
-Да всё они знают! - криво усмехнулся Андрей Корнев. - Только вот… Ничего не делают.
-Ну, да-а… -проворчал я, широко зевая. -Им лишь бы языком помолоть… Вот и вся работа…
Как-то сама по себе, но наша беседа перешла к другим темам. Наверное, мы уже достаточно нажаловались друг другу на имеющиеся у нас военные неприятности…
О неминуемо надвигающейся на нас войне, то есть о предстоящих боевых действиях в укрепрайоне Мусакала, мы почти не говорили. Придёт время и каждый узнает про новые боевые задачи: кому куда и как следует выдвигаться, где надо занять позиции и что делать дальше… А пока мы болтали о подготовке лашкарёвских и кандагарских разведгрупп… Как в общем плане, так и в отдельности…
Андрей Бухта был пулемётчиком, как и я. Но если в мой носимый боекомплект входила тысяча патронов в десяти лентах, то у него на двести штук было больше.
-А куда их укладывать-то? - спрашивал я. -В Рд только восемьсот штук влезает. Если гранаты, ракеты, сигнальные шашки по карманам распихать. Ну, в коробке ещё одна лента. Это девятьсот. А ещё три ленты куда?
-А мы обматываемся ими как революционные матросы. - с коротким смехом объяснил мой коллега-пулемётчик. -Через плечи две ленты. И третья на поясе.
-Ни хрена ж себе! - воскликнул я без всякой тени смущения или фальши. -А остальной груз? Сухпай, воду, спальник?
Одним словом… Спасение утопающих являлось делом самих утопающих. Причём, без какой-либо надежды на постороннюю помощь… Которая может оказаться не самой лучшей…
Это мы выяснили уже на обратном пути в казарму…
-Приезжал к нам какой-то генерал из Москвы… - вспоминал Мишка. -Всё ходил, проверял. А потом созвали всех нас на одно собрание. Генерал и спрашивает: Есть ли какие-нибудь жалобы, просьбы или предложения? Мол, говорите, ничего не стесняясь… Встаёт один наш крендель и говорит про то, что на войну неудобно ходить в сапогах или в берцах. Нам же когда-то выдавали «кимры»… Ну, кроссовки наши советские, которые в городе Кимры выпускаются.
-Да знаем мы… - отозвался Андрей Корнев. -Деревянненькие такие…
Эти кроссовки родного отечественного производства иногда завозились в наш военторговский магазин, из которого они же «разлетались» как горячие пирожки в базарный день. Недорогая цена в двадцать пять рублей-чеков и основательная добротность тире крепость… Всё это делало «кимры» очень даже желанной обувью для боевых выходов.
-В наш ВОЕНТОРГ их тоже привозят… говорил Мишка с плохо скрытым сожалением. -Только эти кроссовки разбираются очень быстро. Даже до прилавка не доходят. Офицеры раскупают.
-Ну, а дальше-то что? -напомнил я. -С генералом-то?
Мы уже прошли больше половины пути, и мне очень хотелось узнать о концовке данной истории.
-Генерал сначала не понял. Говорит: А зачем вам какие-то кроссовки? Ему ещё раз объясняют, что по пустыне гораздо удобней ходить не в кирзачах или ботинках с высоким берцем, а в лёгких кроссовках. Хотя бы в «кимрах». Которых страшно не хватает. Что мы вынуждены снимать с мёртвых духов их обувку… Тут генерал, наконец-то врубился… Да и спрашивает: А кто это вам разрешил снимать с убитых душманов обувь? И ещё… А почему это вы на войну в каких-то кроссовках ходите? Кто вам это дело разрешил?
-Вот это поворот! - изумился я. -Прям так и сказал?
-А дальше ещё хуже! -всерьёз заявил солдат Суслов. -Этот генерал слегка так рассердился и заявляет следующее: «На боевые действия надо отправляться в военной форме одежды! В кирзовых сапогах… В шинелях! И с автоматом наперевес бежать в атаку! Как это делали мы в Великую Отечественную!.. Чтобы душманы от одного только вашего вида приходили в ужас!»
Мы были поражены ещё больше… Даже и сказать-то было абсолютно нечего…
-А этот наш умник… -продолжал Михаил. -Что-то ещё хотел сказать, но его сзади долбанули по спине… Чтоб заткнулся и сел на своё место… А то мало ли чего этот старый пердун удумает!..
-Вот нам только того и не хватает… -рассмеялся Андрюха Бухта. -Чтобы мы в сапогах и шинелях высаживались из вертушек, а потом с рюкзаками за спиной и автоматами наперевес бежали в атаку на духовские огневые точки! Представляешь, какая была бы картина?!
-Да-а… -ответил я.
Мы уже дошли до казармы первой роты… И наше возвращение оказалось очень даже своевременным… Не успели курильщики запалить свои сигареты, как из дверей вышел мой замкомгруппы…
-Зарипов! - с некоторым напором произнёс сержант Ермаков. -Где это ты был?
-Да я тут находился… - стараясь говорить увереннее, ответил я.
-Чего ты свистишь? - рассердился дембель. -Я выходил минут пятнадцать назад, тебя здесь не было. И другие духи не знали, куда ты подевался.
Тут на моё счастье в разговор вступил Андрей Корнев. Кандагарские же ребята молчали и на всякий случай ни во что не вмешивались.
-Да мы минут на пять отошли к третьей роте. - бесстрашно заявил Корень. -Там тоже наши пацаны…
-Из Чирчика… -подтвердил разведчик Бухта.
В первой кандагарской группе действительно находился наш общий сослуживец Ванька Денисов… Так что Андрейка говорил почти правду. Ведь мы и в самом-то деле могли на коротенькое время отойти к другу-товарищу…
-Ну, ладно… -проворчал дед Ермак. -Смотри! Больше не пропадай!
-Есть! -ответил я.
Сержант Ермаков уже скрылся за дверью, а мы всё ещё стояли у крыльца казармы. Я вкратце объяснил пацанам, что это был мой замкомгруппы.
-Самый крутой наш дембель…
Ребята понимающе кивнули… Ведь все мы сейчас являлись молодыми солдатами и у каждого из нас теперь имелся свой старший начальник… А по совместительству и дембель… Или же старослужащий наставник…
В общем… Наш дедушка.
*

а Глава 3. НАКАНУНЕ ВОЙНЫ.
В шесть часов утра дневальный прокричал своё извечное… «Рота, подъём! Выходи строиться на утреннюю физическую зарядку!»
Минут через пять мы уже стояли перед казармой. Оттуда мы и побежали к санчасти, где началась обычная процедура по выявлению больных желтухой. Сперва требовалось взять из цинка с хлорным раствором маленький пузырёк из-под лекарств. Затем в эту миниатюрную посудинку следовало помочиться, заполнив её только до половины и слив остальные излишки в привычном режиме. И только потом надо было подойти к крыльцу санчасти… Там под тусклой лампочкой стоял санинструктор нашей первой роты и внимательно осматривал подносимые для экспертизы пузырёчки. Как правило, у заболевших желтухой или же, говоря по научному, вирусным гепатитом Це моча приобретала характерно жёлтый цвет… Именно так и выявлялось в наших полевых условиях это опасненькое инфекционное заболевание…
-Ну, живей-живей подходим! -торопил молодых бойцов ротный санитар-инструктор Чух. -Шевелись-шевелись!.. А то вон уже… Вторая рота несётся!.. Уже на бегу свои шланги достают! Шевелись!
-Хорошо служить в первой роте! -балагурил Микола Малый. -Чистенькие пузырёчки достаются…
Что верно, то и было верно… Но санинструктор Чухарев относился к фазанам, как и наш Микола… А потому разговор у них получился почти на равных…
-Коля! -прикрикнул ротный эскулап-смотритель. -Шуруй-ка отседова побыстрей! Пока ты у меня другие анализы сдавать не начал…
-чух! -отозвался издалека и из тьмы фазан Малый. -Для тебя ничёго не жалко! Ты только свистни!
-Я те ща! - грозно пообещал санинструктор. -Где ты там?
Однако в предрассветной мгле обнаружить Миколу было не так-то легко. Да и набежавшая к санчасти вторая рота вынуждала поторопиться не только остатки нашего подразделения, но и санинструктора Чухарева…
А потом мы бежали уже знакомым нам маршрутом обязательные три километра. Эта ежедневная физическая повинность была доверена только нам… То есть молодым солдатам. Тогда как полусонные наши дембеля и два фазана Коля да Лука предпочитали переждать это трудное время где-то в стороне… Обычно в помещении солдатской бани, где не так холодно и ветрено… Да и в банщиках их старый знакомый Клочков…
Когда мы прибежали обратно в казарму нашей доблестной первой роты спецназа, кандагарские разведгруппы уже полным ходом получали в ружпарке своё вооружение, боеприпасы и другое имущество. Физзарядка им сегодня не требовалась, поскольку за время относительно спокойного сна они уже набрались сил… И сегодня кандагарцам предстояло найти своей энергии достойное применение… Не иначе, как со здоровым оптимизмом отправиться на свою очередную войну.
А после нашего завтрака… Столь скоротечного и потому не очень-то и весёлого… Выяснилось, что все три кандагарские группы уже куда-то отправились. Возможно на наш аэродром, где с самого раннего утра вовсю гудели мощные вертолётные движки… Скорей всего так оно и было… Поскольку до начала боевой операции «Юг-88» оставалось уже менее суток. А ведь разведка всегда выдвигается самой первой.
А во внутреннем дворике нашей роты теперь располагалось совсем другое воинство. Там стояли строем славные мотострелки. Они не сидели в курилке, не прислонялись к стенкам, не опирались на наши длинные деревянные столы для чистки оружия. Терпеливая пехота просто стояла… Причём, совершенно безмолвно и практически неподвижно…
-Ты глянь-ка! - солдат Шпетный в неподдельном восторге показал на одного мотострелка. -Да у них маузеры! В деревянной кобуре! Это атас!
-Ребята, а где же ваши трёхлинейки? - с весёлой ухмылкой полюбопытствовал механик-водитель Лукачина.
Пехота продолжала стоять… Всё так же молча и без лишних телодвижений… Так что на вопрос Луки никто из них и не подумал отзываться.
-Батюшки! - догадавшись кое о чём, воскликнул Малый. -Да они же спят! Стоя! Как лошадки в нашем колгоспе!(* прим.автора: колгосп - сокращённое от коллективное господарство, то есть обычный колхоз. Только в переводе на украинский язык.)
Однако разведчик Малый оказался не прав. Да, действительно… У многих мотострелков были закрытые глазки и очень даже сонные лица. Но это обстоятельство явилось прямым следствием того, что это пехотное подразделение прилетело в нашу Лашкарёвку ранним утром. Стало быть, бедолаги-мотострелки ещё с вечера ожидали погрузки на военно-транспортные борта… Да ещё и летели к нам полночи…
Постигло разочарование и солдата Шпетного. То вооружение, которое он поначалу принял за старинные пистолеты системы Маузера, да ещё и в деревянной кобуре… На самом-то деле это были обычные пистолеты Стечкина… Но именно в деревянной кобуре. Которая могла пристёгиваться к этому многозарядному пистолету в качестве надёжного приклада. Однако такие чудо-пистолеты находились на вооружении не рядовых бойцов, а только лишь у командного состава. Однако господ офицеров сейчас нигде не было видно и поэтому их тяжёлые пистолеты находились на солдатских телах.
-Я балдею с нашей пехоты! -возмущался разведчик Малый.
Мы уже выстраивались перед нашей казармой, чтобы своевременно потопать на развод. Но подразделение капитана Перемитина находилось пока что не в полном составе и поэтому можно было потравить всякие байки…
Однако Микола продолжал жаловаться на свою судьбу-кручину:
-Вот к моей шайтан-трубе должен по штату прилагаться пистолет Стечкина! А мне вместо него выдали целый автомат Калашникова. Да ещё и с кучей магазинов. И с хреновой тучей патронов. И я должен теперь всё это таскать на своём горбу! И как всё это называется?!
-Разведчик-гранатомётчик Малый! -подсказал сержант Сорокин.
-Серёга! - обиженно заявил Коля. -Ну, зачем ты так? Мне уже по ночам снится, как я сдаю на склад РАВ свой РПГ-7. Или вручаю его молодому товарищу! Ну, сколько можно? Как ишак какой-то!.. Таскаю на себе всякую всячину! РПГ-7 с тремя выстрелами и одним прицелом. Автомат Калашникова и четыреста пятьдесят патронов к нему. Четыре гранаты, ракетницы, дымы и огни… И что я сейчас вижу?! Какая-то задрипанная пехота ходит с пистолетами Стечкина! Тогда как у меня такого нет и никогда не было. Скажи, Серёг!.. Где же справедливость?!
Пулемётчик Билык попытался было успокоить разобидевшегося гранатомётчика…
-Микола! Зато у них автоматы АК-74 с деревянными прикладами.
-Да на фига они мне сдались? -возмущался Малый. -Нехай они за собой хоть пушку на верёвочке тягают. Дайте мне мой пистолет Стечкина! И мне больше ничого не треба.
Он бы ещё долго жаловался на свою горькую участь и автоматчика, и гранатомётчика с шайтан-трубой… Однако прозвучала долгожданная команда и первая рота стала выдвигаться к месту своего построения. Ведь как раз для всех нас и было заготовлено пустое пространство…
В общем… Всё шло как обычно…
После развода стало известно то, что кому-то из батальонного командования страшно захотелось построить себе отдельное жилище глинобитно-саманного типа. И как назло добросовестные рабочие руки должна была выделить именно первая рота. Дальше было ещё хуже… Капитан Перемитин подошёл именно к нашей третьей группе… А тучи продолжали сгущаться… Старший лейтенант Веселков повернулся в сторону именно сержанта Сорокина… И ведь надо же было случиться такому наинелепейшему совпадению всех трагических деталей!?.. Что именно за нашим командиром отделения Кар-Карычем стояли двое «добровольцев»: сначала я, а уже за мной разведчик Шпетный.
Так военная судьба выбрала именно нас - младших сержантов Зарипова и Шпетного. Мы восприняли всё это как очередную нашу солдатскую данность, от которой не застрахован ни один молодой боец. Ведь пахать или работать, вкалывать или трудиться, горбатиться или просто выполнять поставленную задачу… Все эти моменты в той или иной степени непременно должны сопровождать самую бескомпромиссную нашу прослойку духов…
«Иначе какие ж мы духи? Если не шуршим день и ночь?!»
Мы с Лёхой безропотно отправились на выделенный только нам… Участок фронта земляных работ… Доверенный нам только лишь благодаря нашим неоспоримым заслугам в деле достижения успешных результатов…Словом, все четыре часа два бойца старательно долбили упорно сопротивляющуюся афганскую землю.
А на предобеденном построении случилась одна совершенно непредвиденная история. Добросовестно исполняющий обязанности старшины первой роты сержант Алиев уже стоял перед строем и сурово подгонял опоздавших… Как раз в этот-то момент он и обнаружил отсутствие на противопожарном щите самого важного инструмента…
-Та-ак! - временный старшина первой роты стремительно обернулся к почти что построившемуся подразделению. -Куда делся лом?
Сержант Алиев любил порядок во всём и по всем статьям. Поэтому он очень рьяно относился практически ко всему ротному имуществу… В связи с этой чертой его характера брать что-либо без разрешения товарища сержанта… Это было очень опрометчиво и крайне небезопасно…
Но этот проклятый лом самым подлым образом отсутствовал на своём законном месте, обозначенном дополнительно-поясняющей надписью в списке имущества… А ответственность за сохранность всего этого противопожарного инструмента нёс наш наряд по роте… Именно его и вызвал в первую очередь сержант Алиев…
-Гиде лом? - начал допытываться старшина.
Дежурный по роте ничего не знал. Точно такие же показания дали и все три его дневальных… Повторный опрос не принёс иных результатов…
-может кто-то на работы взял?
Этот полувопрос и он же полунамёк прозвучал очень негромко. Я даже и не понял, чей же голосок только что пропищал… Но у двух молодых бойцов душа ушла в пятки. Потому что на работы от нашей первой роты сегодня утром было выделено всего-то ничего…
-Кого отправили на работу? -сержант Алиев говорил уже сердитым тоном. -Выйти из строя!
Так мл.с-т Зарипов и мл.с-т Шпетный оказались не только перед строем всей нашей первой роты, но и перед суровым лицом временного нашего старшины. Всё это разбирательство уже не сулило нам ничего хорошего и у меня противно засосало под ложечкой…
-Вы взяли лом? -спросил нас Алиев.
-Нет… Никак нет…
Наш недружный ответ прозвучал очень уж неубедительно… И всё же какая-то надежда на благополучный исход оставалась… Ведь этот злосчастный лом находился сейчас совсем неподалёку… И потребовалось бы всего несколько минут, чтобы незаметно возвратить его на своё место…
Но, увы… Всё дальнейшее произошло слишком быстро… И проводивший своё самостоятельное дознание тире следствие старшина даже не успел перейти к следующей фазе допроса…
-Алик! -один из дневальных по роте повернулся ко мне и продолжил свою изобличительную речь. -Ну, чего ты молчишь? Это же ты взял лом!
Вот так настал финал… Мой молодой коллега рядовой Ковтонюк решился… И сдал меня со всеми моими потрохами… То есть с одним-единственным грехом… Который неотвратимо потянул за собой другие моменты…
-Это ты брал лом? -спросил сержант Алиев, подойдя прямо ко мне.
Отпираться уже было бессмысленно… Да и дальнейший отказ от признательных показаний против самого же себя мог только усугубить мою вину перед строгими органами дембельского правосудия…
-Да, я! -мой голос упал до самого тусклого своего звучания. -Я сейчас принесу…
Однако моя попытка оказалась бесполезной. Военно-полевой допрос был окончен и сержант-старшина быстро оглянулся влево-вправо. Я уже знал, что сейчас последует…
«Ба-бах!» -взорвалось в моей голове.
Это мне отвесили мощную оплеуху… Голова моя хоть и качнулась сильно вправо, но я всё же устоял…
-Синок! -произнёс товарищ сержант. -Бигом марш за ломом!
Моё левое ухо из-за непрекращающегося звона этих слов никак не могло услышать. Что было в общем-то неудивительно… Поскольку силищи в алиевских руках имелось огромное количество. Однако моё правое ухо продолжало функционировать в нормальном режиме… Поэтому я услышал приказ очень хорошо и тут же бросился его выполнять… Пока меня не оглушили с правой стороны…
Вот так я и бежал… Со звенящей головой и багровым слева лицом… За две-три минуты я домчался до того самого места, где мы рыли траншею под фундамент, быстро выдернул торчащий из земли лом и понёсся с ним обратно… Кляня себя за то, что это именно я взял с противопожарного щита длинную и тяжёлую железяку… И откровенно матеря одного дневального по первой роте… У которого от страха сдали нервы и развязался язык…
А ведь всё это разбирательство могло окончиться вполне благополучно. То есть без всяких печальных для меня последствий… Если б наряд продолжал молчать в своём полном составе, да и мы с Лёхой не выдали б персональную военную тайну… В этом случае старшина Алиев промурыжыл бы мозги нашего общего подразделения ещё какое-то время, а потом всё равно бы повёл нашу первую роту на обед. Ведь на плацу уже стоял не только дежурный по батальону, который и контролирует своевременность построения всей нашей части на обед… Там уже находилась вторая рота, группа ЗАГ и автовзвод… А значит на проведение допроса без пристрастия у сержанта-старшины оставалось минут так с пять. Ну, или десять.
А потом наша первая рота всё равно бы отправилась на приём солдатской пищи. Старшина представил бы её строгому дежурному по части, после чего повёл роту в столовую. Ведь сейчас на плацу стоял тот самый капитан Брестлавский, с которым особо не пошуткуешь. А в общей толчее перед входом в столовую я смог бы ускользнуть от бдительного взора сержанта Алиева или же внимательного взгляда своего замкомгруппы Ермакова, чтобы затем на всех парах помчаться за этим разнесчастным ломиком. Пока наша рота, скажем так, принимала свою положенную пищу, мне бы удалось вполне благополучно возвратить тяжёлую железяку на противопожарный щит. И весь инцидент оказался бы исчерпанным целиком и полностью…
«Смог Бы… Удалось Бы… Оказался БЫ… Везде это «бы»… -думал я на бегу. -А вышло именно так, как и вышло… »
Действительно… Всё сложилось совершенно иным образом. Дневальный Ковтонюк сболтнул лишнего. Вот я и схлопотал… Хорошо, что только одну затрещину. Строй первой роты хоть и прикрывал старшину и меня от всевидящего ока капитана Брестлавского, но этого было явно недостаточно для полной дембельской безопасности. Поэтому Алиев ограничился только одной мерой воспитательного характера… В ином случае я вполне предсказуемо огрёб бы не только за то, что без разрешения взял лом, но ещё и за своё враньё… Которым я так безуспешно пытался защититься… Вернее, безрезультатно прикрыться!
«А если б я признался сразу?! -промелькнула мысль. -То что тогда?.. А-а… Всё равно бы получил своё наказание. Потому что взял имущество роты без разрешения старшины. А также из-за того, что Алиев является дембелем, а я всего лишь навсего молодым духом… вот так!»
Пока я бегал за ломом и обратно, наша доблестная первая рота стояла перед казармой. На плацу перед дежурным по части выстроилось почти всё батальонное войско. Оставалось свободным только место первой роты… Но строгий капитан Брестлавский ещё не проявлял никаких признаков своего неудовольствия… Наверное, из-за того, что он и сам недавно служил именно в первой роте…
Как бы то ни было, но мне следовало поторопиться. Причём не напоказ, а самым настоящим образом… Я очень расторопно закрепил лом на противопожарном щите, после чего подбежал к старшине-сержанту Алиеву и доложил ему о выполнении его приказания.
-Бигом в строй! - скомандовал мне дембель и сразу же переключился на всех остальных. -Рота, равняйсь! Смирно!



 

Категория: Повесть “Афганистан. Гора Шабан” (избранное). Альберт Зарипов. |

Просмотров: 140
Всего комментариев: 0

"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”







Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |