Вторник, 22.08.2017, 23:42 





Главная » Статьи » Повесть “Афганистан. Гора Шабан” (избранное). Альберт Зарипов.

Повесть «Афганистан. Гора Шабан». Часть 6
 


-Это у них сталь похуже нашей… -проворчал я с видом знатока с Тульского Оружейного Завода. -Китайская сталь не такая крепкая… Поэтому там где это можно, они детали делают потолще… Чтобы выдержала сталь…
-У китайских автоматов стволы хуже наших. - сказал сержант Сорокин, не отрываясь от своих записей. -Наши стволы выдерживают десять тысяч выстрелов… А все остальные - три. Или четыре… Но очень редко.
-Наша сталь более легированная. -добавил Бадодя Бадодиевич. -Износостойкость поэтому выше…
А я уже захлопнул пулемётную крышку и посмотрел на то место, где обычно указывается маркировка… Товарищи китайцы и в этом моменте не отстали от своих советских «когда-то братьев». Маркировка была на том же месте. Однако наименование оружия выглядело несколько иначе…
-Ишь ты! -недовольным тоном пробурчал я. -Этот пулемёт обозначается как эМ-80. Под американцев косят… У них же есть пулемёт М60… С широкими сошками в дырочках… а тут… Всё содрали с нашего старого ПК, но назвали по-другому…
Хоть я и высказывал своё явное неудовольствие… Мои ловкие пальчики нащупали в торце деревянного приклада маленький тайничок… Я привычно надавил на круглую заслонку и наружу тут же выскочил пенал с принадлежностями. У меня сердце так и ёкнуло… Предчувствия меня не обманули… В новеньком вкладыше-пенале оказались не только девственно-нетронутые ёршик, отвёрточка и выколотка… Там был и запасной пулемётный боёк!
«Вот это да! -обрадованно подумалось мне. -Ударник! И пулемётчики с облётной группы… Прозевали этот момент!.. И молодцы! Это ж запасной ударник! Надо бы его…»
Мои пулемётчицкие аппетиты возросли моментально… Я аккуратно сложил все железочки в пенал… Который тут же погрузился в мой правый карман. Хоть я и присвоил это «богатство» без соответствующего разрешения моего командира отделения сержанта Сорокина… Но, на мой совершенно объективный взгляд, я поступил очень правильно. Ведь трофейное оружие если не сегодня, так завтра свезут на склад РАВ, откуда оно отправится неизвестно куда… Скорей всего, к афганским военнослужащим Народной Армии ДРА…
«Которые и так скажут нам «Моташаккерим» (* прим. Автора: Благодарствуем!) - рассуждал я здраво и вполне логично. -За всё это вооружение! И на отсутствие какого-то пенальчика они не обратят никакого внимания! А также… Чего уж тут мелочиться?!.. И на отсутствие шомпола… И на не наличие крышки маслёнки… Ах, блин!..»
К моей несказанной досаде китайские оружейники-экспортёры-подделочники проявили себя в качестве добропорядочных производителей пулемёта М80. В специальной ёмкости в верхней части приклада оказалось самое настоящее ружейное масло… Правда, всё того же «косящего» разлива… То есть не вполне соответствующим высочайшим советским стандартам…
«Оно ж разольётся!.. Когда пулемётик понесут на склад… Непорядочек!.. И его следует избежать… Во-от так!»
Чтобы эта импортная гадость не запачкала собой бетонный пол ружпарка первой роты… Мне пришлось подойти к пирамиде третьей группы и открутить со своего личного пулемёта крышку маслёнки. Торчащий из внутренней стороны ёршик был почти что облезлым… Ведь мой ПКМ побывал во многих «путешествиях» по афганской пустыне. Поэтому щетинки и ворсинки советского ёршика порядком поизносились, едва выглядывая сейчас из стальных «объятий» закрученной спиралью сдвоенной проволоки. А поскольку полагавшейся замены на советский аналог не предвиделось… То в мою маслёнку с родным советским маслицем была вкручена китайская крышка с новеньким ёршиком…
Пока наша пирамида была гостеприимно распахнута для всевозможных дополнений и модернизаций… Я решил тут же доукомплектовать свой родной пулемёт новым «приобретением». С не меньшей радостью, чем в случаях с маслёнкой и ударником, я умело вставил в сошку моего пулемёта свежедобытый китайский шомпол. Обычный вроде бы шомпол… В виде трёх коротких отрезков. Они навинчивались один на другой, и в результате этого действия на белый свет появлялся длинный пулемётный шомпол, способный насквозь «пронзить» ствол ПКМа по всей его длине.
Увы, но на эту вынужденную меру я не мог «не пойтить». Хоть у предприимчивых товарищей-«чайнанцев» оружейная сталь была похуже нашей… Но своего шомпола у меня не было никогда… Да и на всю нашу разведгруппу №613, то есть на все четыре пулемёта ПКМ имелся всего лишь один шомпол… Остальные же… Куда-то подевались… «Скажем так, про… Гребались в ходе непрекращающихся боевых действий… Ну… Вот и всё!»
С хорошим таким чувством добросовестно выполненного солдатского долга… Я закрыл нашу пирамиду, вкрутил свою старенькую крышечку в маслёнку китайского пулемёта… Какое-то время я размышлял над тем…
«А не открутить ли мне ещё дульный пламегаситель?»
Но чувство гордости за советскую оружейную промышленность всё-таки взяло верх… Одно дело, всякий там расходный материал в виде импортного ёршика с новенькой щетинкой… Ну, ещё длиннющий пулемётный шомпол, какового у меня не имелось никогда… Как и запасного бойка-ударника… Но мой родной дульный пламегаситель оказался практически настоящей святыней… По сравнению с какой-то китайской подделкой.
Запасной ударник у меня ведь тоже отсутствовал. В затворе моего пулемёта, конечно же, имелся свой родной боёк… Без которого пулемёт превратился бы в длинный кусок немого железа. Но второго бойка, то есть запасного… На моём ПКМе не было… То есть в мои руки этот пулемёт попал только с одним ударником… Запасного не было.
«А ведь меня ещё тогда предупреждал Коля Малый… Ну, когда делился своим пулемётчицким опытом… Что у каждого пулемётчика должен быть ещё один ударник. Ведь основной боёк может куда-нибудь потеряться… Или же запропаститься… Как в ходе плановой чистки оружия… Когда у него могут «вырасти ножки»… Так и в бою, когда понадобится устранить какую-нибудь неисправность при стрельбе… Выскочит этот ударник из затвора… Совершенно случайно и крайне незаметно… Да и затеряется среди песка и камней… А запасного бойка не окажется… Вот и перестанет пулемёт стрелять… Когда это нужно позарез!.. Поэтому, как говорил мне Малый, запасной боёк должен быть всегда под рукой!»
Я отлично помнил наставления фазана Миколы. Поэтому я после некоторых раздумий вынул из бокового кармана трофейный пенал, достал из него ударник и переложил его в свои документы… А уж потом все мои "богатства" укрылись в моём внутреннем кармане кителя. Чтобы этот запасной боёк оказался поближе к моему сердцу… Чтобы меня грела даже одна мысль о том, что у меня теперь появился запасной ударник.
«Когда я пойду на следующий выход, тогда этот боёк окажется в пенале и прикладе. А пока… Пусть он побудет вместе с моими личными вещами.»
С этими благодушными раздумьями я закончил все свои дела… С китайского пулемёта М80 уже нечего было снимать… Остальное оружие меня не интересовало… Поскольку их съёмные детали абсолютно не подходили к моему родному ПКМу… Так что… Ружпарк можно было закрывать со спокойной совестью.
Но дежурный по роте всё ещё записывал что-то в Книгу приёма и выдачи оружия… А солдат Агапеев…
-Что там? - спросил я, подходя к распахнутой настежь двери.
А солдат Агапеев уже впал в самый настоящий садо-мазохистский транс… Или же в какой-то другой душераздирающий экстаз… В его руках сейчас находился трофейный автомат АКМС… Который в сегодняшнем утреннем бою добыл младший сержант Дереш… И при ярком свете афганского дня Бадодий Бадодиевич молча «любовался» остатками вражеского серого вещества… То есть мельчайшими кусочками человеческих мозгов… Так густо разбрызганных по всей поверхности трофейного автомата…
-Бр-р-р!.. - вырвалось у меня. -Ф-фу!
Зрелище было явно не для слабонервных!.. Ведь раньше мы никогда не видели то… Что остаётся после разлетевшегося на мельчайшие кусочки человеческого черепа… То есть его внутреннего содержания. А тут всё выглядело более чем наглядно! Особенно чётко это было заметно на никелированном затворе… На его почти зеркально блестящей поверхности эти частички мозговых тканей выглядели зеленовато-серенькими крупинками… С красно-бурым оттенком…
-Они его совсем что ли?- наконец-то отозвался Володя.- Не протёрли даже?
Брезгливо поморщившись… Я лишь криво усмехнулся… Мне и смотреть-то на всё это было… Скажем так, противно и неприятно… Не говоря уж про то, чтобы взять в руки этот духовский автомат со следами человеческих мозгов… Вернее, с хорошо различимыми остатками левых и правых полушарий его прежнего владельца.
-Возьми тряпку и протри! - произнёс сержант Сорокин, захлопывая свою амбарную книгу.
-Нет! Спасибо! - быстро ответил боец Агапеев и, не дожидаясь дополнительных указаний, тут же понёс автомат обратно.
Мы даже рассмеялись, наблюдая со стороны за тем, как слишком уж щепетильный солдат Бадодя нёс этот экзотично и ужасающе выглядящий автомат… Ведь Вова держал его лишь кончиками пальцев… причём, за маленькую кромку АКМСовского отбойника-компенсатора, навинченного на самый торец автоматного ствола. А с другой стороны - за угол затыльника…
-Давай быстрей! - поторопил Агапеича дежурный.
-Иду-иду-иду! -отозвался дневальный Бадодий.
Он как ошпаренный выскочил из ружпарка и сразу же помчался в умывальник… Чтобы немедленно отмыть свои беленькие ручки. Сержант Сорокин закрыл дверь на замок и опечатал её своей печатью дежурного по роте. К этому моменту я уже стоял на своём «излюбленном» месте. То есть всё на той же подставке - тумбочке. Дембель Кар-Карыч отправился досыпать свой последний, то есть четвёртый час. А я остался на своём наиважнейшем посту.
Затем большая стрелка всё-таки добралась до цифры 12… В связи с чем на дежурную вахту заступил солдат Агапеев, обладавший не только огромным чувством интернационального долга, но и свежеотмытыми руками. Я искренне пожелал ему «всего хорошего» и пошёл «погреть свои уши»… То есть послушать что-нибудь о недавнем боестолкновении. Первым же делом я направился во внутренний дворик, где наша удачливая облётная группа всё ещё чистила своё боевое оружие… Моё появление оказалось как нельзя кстати…
Весьма довольный собой командир третьего отделения третьей группы первой роты младший сержант Дереш как раз начал рассказывать про свой боевой подвиг… Про свой самый первый… Скажем так, по-настоящему крутой эпизод… Про персонально свой фрагмент афганской войны.
-Вот лежим мы в своих ямках… - говорил Юрка, степенно выпуская в небо сигаретный дымок. -Он в своей, а я в своей ямке… И стреляем друг в дружку… Когда душара лупит из автомата по мне - я прячусь… Он перестаёт стрелять - я начинаю… И уже он от меня тарится (* прим. Автора: прячется)…
-А остальная группа? - спросил Лёха Шпетный. -Другие-то где были?
Дереш немного поморщился, но всё же стал разъяснять всю боевую обстановку… То есть с самого её начала…
-Когда вертушка приземлилась и все повыпрыгивали… То вперёд только подгруппа захвата побежала… А нас-то всего четверо… Вот мы и бежали себе, бежали… Пока духи по нам лупить не начали… Двое с той стороны трактора залегли. Кхе-кхе-кхе… А мой… То есть третий… Он в яме залёг и оттуда долбил… Метров с тридцати или сорока…
Естественно, что от столь точных и ужасающих подробностей моментально оживились все слушатели… Ибо расстояние в 30-40 метров - это даже не ближний бой.
-Выжидали… -произнёс Вовка Сальников. -Подпустили поближе и лупанули… Почти в упор!
И это была самая настоящая правда…
-Ну, да… -согласился Юра. -Я когда увидел впереди себя вспышки, то на лету в свою ямку… Короче говоря, лежу и пули над собой слушаю… Как только они перестали над головой свистеть, я начал из своего АКМСЛа долбить… И теперь уже душок от меня прячется… Пока у меня патроны в магазине не закончились… И ведь все тридцать штук вылетели за несколько секунд… Вроде бы только-только стрелять начал… Как вдруг… Жму на курок и всё!.. Тишина… Но ненадолго…
О дальнейшем повороте событий можно было нетрудно догадаться… И не только своё личное, но и наше общее нетерпение озвучил Лёха Шпетный.
-Это душара стал стрелять?
-А то как же? - усмехнулся Юра Дереш с самым таким невозмутимым видом. -Он-то уже перезарядил свой автомат новым магазином. Вот и принялся палить… Прямо в меня… Зар-раза… Чуть было не подстрелил! Пули так и цвинькали… Об камни что ли?!.. Но очень уж близко… Правую руку посекло чем-то…
В доказательство своих слов он неторопливо продемонстрировал свой правый кулак. На побелевших костяшках и огрубевшей коже были чётко видны свежие царапины… Их имелось не так уж и много… Но они действительно были. Что уже само по себе вызывало огромное уважение.
-Ну, а потом-то? - проявляя весь свой внезапно вспыхнувший интерес, затараторил молодой пулемётчик Глухарь. -А дальше-дальше?
-Вот я и говорю… -деловито произнёс рассказчик. -Стреляем мы друг в дружку… Потом я зарядил уже третий свой магазин… Два пустых рядом валяются… Дождался, когда у него патроны закончатся… И тут я выскакиваю из своей ямки и бегу к нему…
-Да ты что?! -испуганно произнёс кто-то сзади.
-Ну, да! - на полном серьёзе ответил Дереш. -Только я всё это время стрелял короткими очередями! Первую дал ещё из ямки… Чтобы душара спрятался… А уже остальные очереди я на бегу выпускал!.. Сначала всё мимо и мимо… А когда поближе подбежал… То вижу уже этого… Он лежит уткнувшись… А из его головы… В общем… Отлетает что-то!
-Мозги!? - подсказал боец Шпетный.
-Ну, да! - коротко пояснил Юрка.
Он гулко откашлялся… Мы продолжали ждать… Вот Дереш запульнул свой бычок за глинобитное ограждение нашего дворика… Что ранее он себе никогда бы не позволил… Ведь мы оставались всё теми же молодыми бойцами, которым край как не разрешены некоторые вольности… Но только не сейчас… Вернее, не для младшего сержанта Юры Дереша…
-А когда у меня все патроны закончились… -продолжал он. -Я-то ведь в него весь магазин выпустил… То я залёг за первый попавшийся камушек… Потому что больше никаких ямок не было… Кроме той, где дух лежал… Вот я лежу… А он передо мной метрах в семи… Дёргается в агонии… Пока не затих… Тут я слышу, как с другой стороны этого трактора наши орут… «Быстрей-быстрей!» То Муса и Аскер подзывали остальных… От вертушки значит… Я тут смотрю… Вокруг тихо… Никто больше не стреляет… Только «крокодилы» по кругу летают… И две наши «восьмёрки» на земле воздух молотят винтами… Встал и подошёл…
-За автоматом? - спросил я.
-А как же! - просто и буднично ответил Юрка. -И не только… Я с него лифчик с магазинами снял… Пустые подобрал… Он в меня три рожка выпустил… Хорошие магазины… Плоские и железные… Мои теперь… Трофейные…
-А лифчик где? - поинтересовался Лёха. -Что-то его не видно!..
Юрка опять поморщился, как от надоевшей зубной боли… Но вопрос Шпетного оказался небезосновательным… Магазины магазинами, но для автоматчика гораздо большее значение имеет трофейный лифчик… В который можно уложить и наши пластмассовые рожки…
-Забрали… - с лёгким вздохом сказал Дереш. -Но пообещали другой дать…
Хоть он и не пояснил… Кто же именно «экспроприировал» у него трофейную амуницию… Добытую им лично не абы где, а в самом настоящем бою… То есть доставшуюся Юрке на самом что ни на есть законном основании… И всё же мы понимали… Что на такое посягательство на законную добычу молодого разведчика мог пойти только его старший товарищ… Либо борзый фазан, либо закоренелый дембель…
И всё же это были мелочи солдатской жизни.
-Хорошо, что живой остался! - проворчал Володя Сальников. -А лифчик… Можно и в старом магазины таскать… Лишь бы не дырявый дали…
Он недоговорил… Снаружи послышался громкий голос сержанта Ермакова, который в данную минуту искал именно его, то есть Сальника… Поэтому Вовка быстро умчался на трубный зов нашего строгого замкомвзвода…
Но дед Ермак разыскивал только одного своего духа, а другие его молодые подчинённые остались во внутреннем дворике. Хотя и затаились в непродолжительном молчании. Так… На всякий пожарный…
-А я с этого духа ещё ботинки снял…
И прервавшаяся было беседа мигом возобновилась. Ведь это почти что проговорился сам Юрка, словно не выдержав испытания столь страшной тайной. Он даже огляделся по сторонам, словно желая убедиться в том, что его слова сейчас не могли услышать ни щепетильные офицеры-командиры, ни «жадные до чужого добра» дембеля и фазаны…
-Покажь! - тут же предложил Лёха Шпетный.
Дереш помялся несколько секунд, но затем всё же пошёл к выложенным в ряд рюкзачкам. Он вытащил свой РД и направился дальше. Подойдя к макету афганской местности, то есть к большущему деревянному коробу с метр высотой и наполненному до самого верха землёй, песком и мелкими камнями… Юра установил рюкзак на эту мини-пустыню, как на обыкновенный стол… Затем Дереш опять осмотрелся…Но остальные бойцы облётной группы по-прежнему копошились со своими автоматами и пулемётами, которые в разобранном виде находились на длинных столах для чистки оружия. Дембеля отсутствовали. Офицеры тоже… А значит, никакой серьёзной опасности сейчас не наблюдалось…
-Вот! -пробормотал Юрка, вытягивая из РД одну за другой пару трофейной обуви.
Какое-то время мы внимательно рассматривали военную добычу нашего товарища. Это были добротные ботинки из толстой кожи на очень твёрдой подошве…
-Это конечно не кроссовки…-высказался боец Шпетный, усиленно пытаясь согнуть, в общем-то, несгибаемую подошву.
-Да!.. -признался новый обладатель «заморской» обуви. -Но всё-таки получше будут… Чем кирзачи или берцы.
-«Маде ин Покистон». -прочёл я отчётливо выдавленную на подошве надпись, гордо красовавшуюся между рифлёным протектором и твёрдокаменным каблуком. -Фирма!
-А ты думал!.. - усмехнулся Дереш. -Всякую дрянь… Не снимаем…
Вообще-то, я ничего такого и не думал. Вернее, где-то на отдалённых задних извилинах блуждала скромненькая мыслишка… Что снимать с покойника… Причём, ещё тёпленького… Да к тому же и отправленного на тот свет собственноручно, то есть уже новым хозяином ботинок… Это выглядело несколько негуманно…
Однако мы сейчас находились на самой настоящей войне, где каждый её участник не только должен, но и почти что обязан самостоятельно заботиться о своей боевой экипировке. Начиная от носимой на себе амуниции, в которой и следует таскать патроны, гранаты, а также сигнальную пиротехнику… И заканчивая более удобной обувью и даже трофейной одеждой… Ведь боевые задачи могут быть самыми разнообразными. И иногда разведчикам просто-таки жизненно необходимо выглядеть как всамделишные афганские жители… Хоть и с явно не азиатскими чертами лица, но всё же в традиционных национальных одеждах.
У нашего замкомгруппы Ермакова были лёгкие кроссовки на толстой подошве из микропористой резины. Они достались ему по наследству от «ещё тех дембелей». Дед Ермак обувал эти кроссовки только на боевые выходы и иногда на облёты, когда погода была относительно сухая. Наш дембель очень берёг свою неармейскую обувку. Поскольку ей и так уж довелось прошагать-протопать не один десяток километров. На пятках микропористая подошва уже начала крошиться. Но данное обстоятельство ничуть не умаляло имеющихся достоинств… Среди которых на первых местах были лёгкость и удобство при ходьбе… Но самой главной их особенностью являлась бесшумность… Дембель Ермаков мог подкрасться в них практически неслышно… Чем иногда нас и огорчал…
Но мы искренне верили ВТО, что когда-нибудь и у нас появятся удобные кроссовки. В которых можно будет без особого труда и кровавых мозолей преодолевать бесконечные афганские километры… Причём, пешкодралом и с большущим весом на молодом солдатском теле… Сегодня повезло Юрке Дерешу… А завтра может подфартить кому-нибудь другому…
Надо только в это верить… В свою военную удачу. Которая поможет именно тебе… А вовсе не твоему противнику…
-Аллаверды!
*

Глава 8. БУДНИ МОЛОДЫХ ДНЕВАЛЬНЫХ.
-Дневальный Зарипов - на выход!
Это на своей тумбочке надрывался истосковавшийся по свободе боец агапеев. Скорей всего, подошло время заменить его на этом ответственном посту. Я оставил приятную кампанию, которая продолжила любоваться трофейной «обновкой» Юрки Дереша, и быстро зашагал квыходу из дворика.
-Ну, где ты ходишь? -возмущался Бадодий Бадодиевич.-Я уже лишние пять минут простоял.
Увы… Но это было действительно так. Астрономический час в шестьдесят минут пролетел как стремительный метеор…
-Учтём при смене! -философски изрёк я и с лёгким вздохом взошёл на квадратную подставку-тумбочку.
Это означало то, что Вовка меня сменит на пять минут позже. Что в принципе являлось нормальным выходом из внезапно возникшего кризиса. Ведь среди молодых солдат всё должно происходить на очень паритетных началах.
Сойдя с уже порядком надоевшей тумбочки, Агапеич хотел было отправиться во внутренний двор, чтобы тоже полюбоваться на пакистанские ботинки и послушать боевые рассказы бывалого разведчика Дереша… Ведь именно Юрка самым первым из нашего молодого состава открыл свой персональный счёт убитым духам… Да ещё и в такой классической ситуации… когда автоматная перестрелка, почти что боевая дуэль, закончилась чистой победой нашего собрата…
Но тут появился наш дежурный по роте, то есть явно невыспавшийся сержант Сорокин, который без всяких разговоров озадачил молодого дневального Агапеева. Ведь именно Вовка отвечал за порядок в Ленинской комнате нашей казармы. Мой напарник вздохнул еле слышно, но беспрекословно отправился за ведром, водой и половой тряпкой… И минут через пять Бадодя принялся елозить по бетонному полу Ленкомнаты.
Но когда Агапеич выполнил половину своей работы по увлажнению цементного покрытия… Откуда-то возник сержант Ермаков…
-Как вот я ни приду! - сердитым тоном заявил замкомвзвод, стоя в дверях казармы. -Так Зарипов вечно стоит на тумбочке, а Агапеев постоянно моет пол! В чём дело? А-а?
У меня пропал дар речи… Бадодя Бадодиевич тоже молчал, не зная что сказать в ответ… Он продолжал сидеть на корточках, ухватившись вытянутыми руками за замершую на полу тряпку, и оторопело моргая своими глазками… Я хотел было кое-что объяснить… Но было уже слишком поздно… Сержант Ермаков окончательно и бесповоротно впал в свою ярость… Уже нам знакомую…
-Ну-ка, поменяться! -свирепо заявил наш дембель. -Агапеев - на тумбочку! А Зарипов - вымыть пол! Весь! Через десять минут приду проверить! Вперёд! Время пошло!
Мы молча принялись выполнять приказ. Я сделал первый шаг с тумбочки. Солдат Агапеич уже поднялся на ноги, когда дед Ермак проходил мимо… Без лишних слов рассерженная ветеранская нога пнула по ведру… Которое также безропотно опрокинулось… Залив водой пол… Причём, именно там, где Вовка уже приложил свои немалые усилия…
-И воду чистую налейте! - прорычал дед Ермак, уже выходя из Ленкомнаты через смежную дверь.
Володя, на которого не попало ни единой капельки из опрокинутого ведра, быстренько заступил на всё ту же подставку-тумбочку. А я подхватил ведро и помчался в умывальник за водой… Минуты через две я вернулся обратно…
-Ты что, сказать ему не мог? - громким шёпотом поинтересовался Бадодя.
Как это говорится с незапамятных времён… Уж чья бы корова мычала…
-А ты? - полюбопытствовал я на бегу. -Варишься, как…
Хоть я употребил возвратный глагол второго лица единственного числа настоящего времени, а вовсе не прилагательное мужского рода единственного числа - «Варёный»… Вот чего-чего… А именно эту устную, так метко подмеченную Юркой Дерешем, характеристику своего периодически внутреннего состояния Бадодя не любил более всего…
-Сам ты варишься! -обиделся Агапеич, но всё же успокоился и даже попытался оправдаться. -На меня как будто столбняк напал! В первый раз… Его таким злым вижу…
Лично я эту нашу беседу игнорировал… То есть попросту молчал… Это Агапеич может сейчас болтать всё что ему будет угодно произнести… Стоя на тумбочке и периодически заглядывая в открытую дверь… В данную минуту меня более всего заботил временной фактор: успею я вымыть этот бетонный пол за оставшиеся минуты?.. Или же нет? Поэтому я перемещался по Ленкомнате стремительными перебежками… Чтобы сэкономить время и силы, мои руки даже не отжимали воду из тряпки… Лишь бы успеть… К приходу крайне рассерженного дембеля…
«Лишь бы управиться с этим чёртовым полом…»
Я успел. Мои руки уже поднимали половую тряпку со свежепомытого порога тыльного выхода, когда в других дверях показался дед Ермак. Он медленно прошёлся по всей Ленкомнате и придирчиво заглянул во все углы… И даже под столы… Но везде был мокрый порядок… Боевая задача оказалась выполненной не только в срок, но и на все сто процентов…
Затем сержант Ермаков вышел к нам…
-Так в чём дело, Зарипов? -всё с тем же чувством повышенной справедливости спросил дембель. -А-а? Чего молчишь?
Но теперь я уже был наготове…
-Мы ещё вчера распределили между собой! - ответил я. -Агапеичу досталось наведение порядка в Ленкомнате… А мне - на входе и во дворике! Мы спички тянули. Всё честно!
-Так точно! - подтвердил Владимир Владимирович, уже изнемогая от своей бессменной вахты на подставке. -Мне - Ленкомната, а Алику - двор и эта площадка.
Заместитель командира третьей разведгруппы подумал немного и опять проявил свою сержантско-дембельскую бдительность.
-А почему так не поровну? Ведь Ленинская комната гораздо меньше всего остального дворика.
На это у нас имелся вполне резонный ответ.
-Так ведь в Ленкомнате надо полы мыть несколько разв день. -пояснил солдат Агапеев. -А во дворике…
Бадодя замолчал, уступая мне право голоса… Но дед Ермак уже заподозрил что-то неладное…
-А что во дворике? -нахмурившись спросил он. -Полы не надо мыть?
-Там же бычки и спички… -пояснял я, уже на ходу дополняя объём своих трудовых забот новыми деталями. - Курилку подмести надо. Из урны весь мусор выгрести. Из пустого бассейна тоже. В холодной каптёрке - порядок! На столах порядок навести, а то постоянно там бумажки и тряпки остаются… после чистки оружия… А потом весь этот мусор надо отнести в контейнер… Так что здесь работы тоже хватает…
Боец Агапеев почуял какой-то дисбаланс в наших трудовых обязанностях и решил кое-что подправить… Ну, чтобы у строгого товарища сержанта не сложилось сейчас крайне необъективного мнения о насущных трудах молодых дневальных.
-Просто… - начал Володя немного неуверенно, но затем всё же набрал нужную скорость произношения. - Я Ленкомнату раза четыре мою в день… Или даже пять! Смотря как здесь грязи натаскают.
-Сюда натаскают! - подправил его дед Ермак.
-Ну, да! - подтвердил Бадодя Бадодиевич. -А то насвинячат… А мне потом корячиться…
Тут уже я почувствовал некоторый перекос…
-А дворик надо убирать тоже хорошо! - заявил я без всякой тени смущения. -Чтобы ни одной спички не было. А убирать надо утром, в обед и вечером. То есть перед сдачей наряда.
Внимательно слушая наши сбивчивые росскозни об извечных трудностях службы молодых дневальных… Сержант Ермаков прошёлся по бетонной площадке перед входом и затем заглянул во дворик… Как будто это трудообъёмное пространство он увидел в самый первый раз… Словно ему самому никогда не доводилось стоять дневальным у тыльного выхода казармы первой роты… Вроде бы ему никогда не приходилось наводить должный порядок и в Ленкомнате, и на входе, и во дворике…
Потому-то мы и замерли…
Как бы то ни было, но наш замкомвзвод уже успокоился и никаких признаков агрессии более не выказывал… И всё же…
-Нечего мне тут голову морочить! -заявил он безапелляционным тоном. - Убирайте поровну и по очереди! Чтобы на каждого выпадало одинаковое количество… Как территории, так и работы… Ясно!
-Так точно! -хором ответили дневальные Зарипов и Агапеев.
-Вот так… - проворчал Ермак с более миролюбивыми нотками.
Он ушёл куда-то в сторону столовой… А мы остались… Чтобы вновь поменяться местами: Бадодя с тумбочки, я - на подставку… И уж затем с удовольствием перемолоть все косточки одному товарищу сержанту… Благо, что рядом никого сейчас не было…
За полчаса до обеда из автопарка прибыли наши чумазые мазутеи : механики-водители и наводчики-операторы. Долговязый таджикский фазан по кличке Муха подошёл ко мне и торжественно вручил два котелка в сборе… То есть парочку фляжек с надетыми на них котелками, а уж потом с насаженными снизу подкотельниками.
-Абдулла сказал, чтобы кто-нибудь из наряда принёс им похавать. -заявил вечно развесёлый механик Мухаммадиев. -Он со Смирновым остался в парке. На охране.
-Чего там охранять? - безрадостным тоном проворчал я. -Гусеницы и катки?
Ни мне, ни Агапеичу вовсе не улыбалось переться в такую даль… Да ещё и с полными котелками с первым, вторым и третьим… И разумеется, с хлебушком…
Однако высокий и худой таджик уже посчитал свою миссию выполненной.
-Делайте, что хотите! -заявил он. -Я вам котелки передал. Слова Абдуллы тоже… В общем, я пошёл…
-Иди-иди… - произнёс солдат Агапеич.
Механик-водитель рядовой Мухаммадиев был вполне добродушным и беззлобным фазаном… Но вот оставшийся в автопарке наводчик Абдулла являлся дембелем… И с его авторитетным мнением нам следовало считаться…
Поэтому один из нас, отправляясь в солдатскую столовую накрывать столы для всей первой роты, заодно прихватил с собой и два алюминиевых котелка в сборе… Для старого наводчика-оператора Абдуллы и его молодого механика-водителя Вовы Смирнова… Которые остались в своём родном автопарке, чтобы охранять не опечатанную и не сданную караулу боевую технику. То есть, БМПешки нашего общего подразделения…
Этим дневальным оказался я. Своей собственной персоной! Я вполне рассчитывал на то, что сумею своевременно накрыть все десять столов нашей роты, а затем и наложить еду в два котелка… И возможно поесть самому… Однако я жестоко просчитался… Причём, независимо от всех моих усилий тире стараний… Пока я носился с горячими бачками и чайниками от окна раздачи к столам роты… Обжигаясь и рискуя упасть на скользком полу… Эта самая голодная первая рота уже прибыла на обед…
-Дневальный! - повышенным тоном спросил старшина. -Почему не все столы накрыты?
А ведь мне оставалось принести всего-то навсего два бачка с супом, парочку бачков со вторым блюдом и два чайника с компотом…
-Там очередь! -оправдываясь, произнёс я и тут же помчался к кухне. -Я сейчас принесу!
Но сержант Алиев никуда не торопился и поэтому решил потренироваться… Но, Слава Богу, не на мне - дневальном… А в произношении уставных команд… Со всё тем же стремлением приучить первую роту к чёткому выполнению его приказаний…
-Первая рота, садись! - разносилось по всей столовой. -Отставить! Смирна! Садись! Отставить! Не чётко… «Встать!» команда была!.. Вы что?.. Не слышите?
Я уже подбежал к предпоследнему столу, где обычно сидела четвёртая группа… Осторожно установил на столешницу сначала пятилитровую кастрюлю с горячим супом, а затем и трёхлитровый бачок с рисовой кашей и подливкой из тушёнки… При этом я успел заметить то, что старшина роты Алиев обращался к нашему замкомвзводу…
-Сержант Ермаков! Ты не слышишь? Команда «Встать!» была!
А наш дембель уже запустил свою ложку в суп… Но на Алиевское обращение всё же отреагировал…
-Али! Чего ты орёшь? - весьма резонно спросил дед Ермак. -Молодого что ли нашёл?
Однако старшина подразделения отлично знал и сроки солдатской службы у каждого бойца первой роты, и порядок выполнения его команд…
-Сержант Ермаков! - ещё громче заявил Алиев. -Команда «Встать!» была!
И действительно… Вся наша первая рота в данную минуту стояла по стойке «Смирно!», абсолютно не притрагиваясь ни к хлебу, ни к супу, ни к каше… И только лишь дед Ермак по-прежнему вылавливал из горячего борща мясные деликатесы… Но над ним уже начали сгущаться грозовые тучи… Не столько в виде здоровенного старшины Алиева… А сколько в виде подходящего на шум и крик дежурного по части…
А ведь это был никто иной, как тот самый капитан Брестлавский… Который очень уж щепетильно относился к армейскому порядку и воинской субординации…
Но надвигающуюся опасность заметил и сержант Ермаков… Он небрежно положил ложку на стол и медленно встал…
-Вот так! - гордо заявил старшина первой роты. -Смирно!
Его «прогиб» перед вышестоящим начальством был тутже оценён…
-Вольно-вольно… -проронил дежурный по части и прошёл дальше.
Сержант Алиев ещё несколько раз посадил и поднял всю первую роту, добиваясь однообразного выполнения своих команд… К этому моменту я приблизился к последнему столу, крепко держа пальцами кастрюлю с супом, а прижатыми локтями бачок с кашей… На этом моя работа была закончена… Поскольку два чайника с обжигающим компотом я принёс в предпоследний свой рейс…
-Садись! -громко скомандовал сержант Алиев. -Приступить к приёму пищи!
У всех наших солдат уже были приготовлены ложки и над столами послышались привычные звуки: приглушённые голоса, лязганье металлической посуды…
А сержант Алиев в это время смотрел в сторону дежурного по части… Явно дожидаясь того момента, когда капитан Брестлавский скроется в служебных помещениях поваров… Я уже понимал, чем это грозит… И стал быстро наполнять едой принесённые с собой котелки… Но не успел…
Дежурный по части скрылся за поворотом и над столами первой роты прозвучало до боли знакомое…
-Закончить приём пищи! Выходи строиться!
Приказание старшины роты стало выполняться сразу… Кое-кто из молодых солдат нашей третьей группы потянулся к бачкам, чтобы вылить в них так и несъедённую порцию супа или каши… Но я быстро отодвинул кастрюлю с супом в сторону…
-Подожди! -предупредил я. -Мне надо набрать на двоих!
И как назло… Рядом со мной проходил старшина…
-Кому набираешь? -грозно спросил Алиев.
-На Абдуллу и Смирнова! -быстро ответил я, замерев на месте. -Они в автопарке остались! На охране!
Сержант Алиев колебался лишь секунду…
-Только на Абдуллу! -заявил он кратко.
Спорить с ним было бесполезно… Да и небезопасно… поэтому я сразу же согласился…
-Есть! Только на Абдуллу!
И я стал заполнять котелки дальше… На Абдуллу, значит только лишь на него… Ведь сержант Алиев и наводчик Абдуллаев не только являлись двумя дембелями-погодками… Они ещё были земляками… А также и азербайджанцами…
Поэтому я беспрекословно набирал еду только на одного охранника… Но зато в повышенных объёмах… Один котелок я наполнил до самых краёв багровым борщом… Причём, выбирая самую гущу и, разумеется, мясо… второй котелок я полностью наполнил компотом… В подкотельник наложил не только рисовой каши, но и тушённой мясной подливки… Ну, и полбуханки хлеба…
«Всё равно… Ведь выбросят…»
Мои невесёлые размышления, которые дополнялись судорожными движениями дико оголодавшего кадыка… возможно, и с тоскливым выражением глаз… Всё это являлось лишь моей личной проблемой… Как впрочем и всех остальных солдат первой роты… которым уже в сотый, наверное, раз «посчастливилось» утолить голод лишь двумя-тремя ложками обжигающего супа или же каши…
-Серёг, я пойду? -спросил я дежурного по роте Сорокина.
Мой начальник, стоявший около стола, лишь кивнул мне головой… Я бы набрал побольше каши… Ведь второй подкотельник оставался свободным… Да и хлеба прихватил бы не в пример больше… Но, увы…
Неподалёку стоял старшина первой роты сержант Алиев. Он-то и наблюдал за всем происходящим с повышенной бдительностью… Чтобы кто-либо из фазанов или духов не припрятал кусок хлеба в карман… Чтобы побыстрей выливалось в кастрюли и бачки содержимое их котелков… Чтобы личный состав первой роты энергичнее покидал длинные столы, рассчитанные на десять, скажем так, едоков… Ну, и… Чтобы молодой дневальный Зарипов не взял с собой чего-то лишнего…
Поэтому… Под громогласные окрики Алиева, который подгонял - поторапливал отставших и всё ещё дожёвывавших… В этой всеобщей суматохе я направился к выходу из столовой, всячески стараясь не расплескать содержимое обоих котелков…
Минуты через три я остановился около тумбочки дневального у тыльного входа казармы… Солдат Агапеев оказался донельзя разочарован всем случившимся…
-Ну, ты что? - по-детски обиженным голосом говорил он. -Не мог мне?.. Хоть что-нибудь набрать?
Я стоял рядом с ним и тоже ощущал воистину препоганейшее чувство…



 

Категория: Повесть “Афганистан. Гора Шабан” (избранное). Альберт Зарипов. |

Просмотров: 121
Всего комментариев: 0

"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”







Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |