Воскресенье, 18.02.2018, 02:24 





Главная » Статьи » Я убит в Афганистане. Записки солдата (избранное). Кудайберды Оспанов

2-ое мая 1982 года. Афганистан
 





        «классика утраченных иллюзий»




Я убит в Афганистане. Записки солдата (избранное).

Кудайберды Оспанов
 

Оглядываясь назад, думаю, что армия, - это самое яркое, самое тяжёлое, самое значительное, что было у меня в жизни. Демобилизовавшись, в мирной жизни, временами ловлю себя на мысли, что до сих пор меня не покидает ощущение; - всё происходящее после службы - это не " по настоящему", это хороший сон, сказка или добрый мультфильм. Всё совершается легко и просто, по этому всё не настоящее.
Это ощущение появилось, как только наш ТУ-154, рейсом Кабул - Ташкент, с "дембелями" на борту, в начале ноября 1982 года, приземлился на аэродроме в Ташкенте. Дома!!!

     
На гражданке я уже два месяца. Здесь всё по старому. Только вот... в начале ноября умер Брежнев.
Вчера получил письмо от Сериккалиева Серикхана. Обратный адрес знакомый: Полевая почта, в/ч 93992, 1-ая ДШР.
- Сообщаю тебе грустную весть - писал в конце письма мой земляк,- в прошлом месяце, в одном бою погибли Ваня Харчук, Голендухин Коля, и ротный Румянцев.

    
2-ое мая 1982 года. Афганистан

Беру патрон 7.62мм., расшатав пулю, выдёргиваю её из гильзы, высыпаю порох. В пустую гильзу помещаю свёрнутый в трубочку клочок бумаги, на которой мои данные, записанные моей рукой; фамилия, имя, отчество, домашний адрес, группа крови. Сплющиваю гильзу с открытой стороны и медальон готов! Таких медальонов нужно два. Один вшивается в верхней части маскхалата, другой - в нижней части штанины. Медальоны эти нужны для опознания, в случае изуродования при ранении, например, при взрыве.
Не по себе как-то... Будто яму копаешь себе для могилы.
- Не бойся!- это так.... на всякий случай! - говорю себе...
- .......не нужен мне такой медальон! - не буду вшивать...
Перед серьёзными операциями заставляют нас готовить такие медальоны....
  
  
Афганистан, 3 мая 1982 года. Ущелье Панджшер - (Пять Львов)
     
Как смертельно раненный птеродактиль, Ми-8, метнулся в сторону и, заваливаясь на правый бок, полого пошёл к земле. Внутри вертолёта, всех бросило к стене, я ударился головой о большой жёлтый бак с горючим. По салону летали наши рюкзаки, ящики с "сухпаем", и незакреплённое оружие. Правый борт пробила очередь из ДШК. В грохоте двигателя, дырки от пуль появились почти беззвучно, по форме - как раскрывающиеся лепестки цветов.
- Пи...дец !!! Собьют!!! - сверкнула мысль... и уже не уходила.
Пацаны, кто плохо держался, валялись на полу.
Вцепившись рукой в какую то железку возле иллюминатора, я глазами лихорадочно искал под собой землю. Пилот сумел выровнять машину и тут же бросил её в другую сторону. Секунду мой иллюминатор смотрел в небо, оттуда с неба, пятнистая пара "крокодилов", опустив носы, ринулась вниз, изрыгая ракеты.
Радостью полыхнуло в сердце:
- Они нас спасут!...
Диким криком, не слыша своего голоса, заорал:
- Дааа-а-в-а-й ... бл..дь... давай!!!
Открылась дверь пилотов, шатаясь, - правое плечо и бок залиты кровью, - вывалился один в бронежилете, оглядел нас безумным взглядом, открывал и закрывал рот в крике:
- Пулемёты!... не сесть ...есь!...  - дальше!...
Он кричал ещё что-то, но ничего не было слышно, вертолёт рыскнул в сторону, лётчик упал, цепляясь рукой за воздух и заполз в кабину. От этих дьявольских качелей кишки поднимались к горлу, в животе тянула пустота, волосы под каской встали дыбом.
- Кррр-ак!............ Кррр-ак!
Это наш, "МИ-8" ударил ракетами; - внизу, на зелёной клетке поля, бесшумно вспучились две чёрные ямы.
- Куда стреляет?!... Пулемёт не там!!!
Замечаю за собой раздвоение сознания при сильной опасности; - вижу себя со стороны, как в кино. В этом состоянии, память фиксирует иногда малозначительные детали: Раненый пилот кричит беззвучно; - я смотрю на его бронежилет и думаю: - какой, классный у него "броник!",- как у древних рыцарей,- закрывает плечи по локоть... и всё равно не спас... .
  
ЧЕРЕЗ ТРИ ЧАСА, ИЗ ДОКЛАДА КОМАНДУЮЩЕГО 40-ой АРМИЕЙ
министру обороны СССР: т.Устинову Д.Ф................. СРОЧНО... СЕКРЕТНО: "3-го мая 1982 года, в 5.часов 00минут, началась армейская операция по вытеснению боевых отрядов мятежников из Панджшерского ущелья, Демократическая Республика Афганистан., и установления контроля над ущельем, сил Народной Армии Афганистана. По предполагаемым базам противника были нанесены бомбовые и ракетные удары истребителями - бомбардировщиками СУ-17.... Для дальнейшего развития успеха высажены десантно-штурмовые группы на вертолётах, введены бронегруппы в составе....................."
  
Сразу после бомбёжки, по ущелью пошла колонна бронегруппы, и, опережая "броню", ввинтились в ущелье вертолёты с десантом, вверх по реке Пяндж. Нас четырнадцать человек на двух Ми-8, по семь человек в вертолёте, мы первые должны высадиться здесь, в конце ущелья, в логове врага, потому что мы первая рота! Нас прикрывают два "крокодила".
При подлёте к намеченной точке высадки, "духи" встретили нас огнём из крупнокалиберных пулемётов. Как железными плетьми, били они и, пытаясь уйти из-под огня, лётчик бросал машину в немыслимые пируэты....
  
В детстве мы очень любили играть в войну. Тогда показывали много фильмов на военную тему, и с самого раннего возраста, наши детские игры были продолжением этой темы. Мы были непоколебимо уверены, что служба в армии,- это священный долг каждого мужчины. И это была правильная уверенность!
На солдат, вернувшихся из армии, смотрели с нескрываемым обожанием, и когда взрослые спрашивали:
- Кем будешь, когда вырастешь? - отвечали с гордостью: - солдатом!
Строгали сами, просили взрослых смастерить нам из досочек оружие; - автоматы, пистолеты, сабли, кортики... и самозабвенно ползали в пыли, грязи, в развалинах старых домов, беря в плен противника, связывая руки, понарошку пытали, требуя выдать пароль. Конечно, обязательно был штаб!
  
Перед большими войнами рождаются больше мальчиков, чем девочек. Перед катастрофой на реке Тунгуске, отмечалась массовая миграция всего живого из этого района.
Крысы заранее покидают обречённый корабль.
В детстве с друзьями играя в войну, я неосознанно вырабатывал в себе качества необходимые для выживания в настоящей войне.
Никто не убедит меня, что это не так!
Сейчас я называю это смещением времени. Эффект присутствия будущего в прошлом.
  
Это случалось в моей жизни ещё... но об этом позже.
  
  
Афганистан. Май 1982 год.
   
Каким-то чудом, удалось уйти из - под огня пулемётов, но, из-за этого, нас высадили в глубь ущелья, на четыре километра дальше чем нужно. Здесь мы одни! Попали в капкан!!! Высадка производилась под дикие маты вертолетчиков, они в страшной спешке выкидывали из вертолёта наш "сухпай" и боеприпасы. Второй вертолёт в это время прикрывал нас с воздуха, поливая все вокруг огнём бортовых пулеметов и ракет. Потом
они поменялись ролями, закончили высадку, и в два витка набрав высоту, ушли назад.
  
Каменистая речушка среди гор, на берегу валяются ящики с сухим пайком и боеприпасами, среди них, как тараканы, ползаем мы. С другой стороны речки вплотную - дувал, окружающий рощицу тутовых деревьев, чуть дальше виднеется кишлак. От него исходит опасность. Она осязаема почти физически. Надо найти укрытие...
Дувал! Нужно туда, под защиту этих глиняных стен и деревьев. В две минуты, перекинули боеприпасы и что-то из продуктов.
Речку преодолевали прыжками и в эту минуту защёлкали по камням первые душманские пули...
     
- Ну что, все целы? - Патроны... патроны все перетащили? - старший лейтенант Сергей Румянцев, командир нашей группы оглядел всех собравшихся под стеной. 
- Несколько ящиков осталось...
- Что там?
- Сухпай!
- Ладно, посмотрим, позже вытащим...
- Товарищ старший лейтенант! Куда нас закинули?
- Не знаю, .... свяжемся с батальоном, узнаем!
  
Мы под защитой мини - крепости из глиняной стены, окружающей с десятка два деревьев тутовника, толстые стволы и густая крона которых, защищает нас от обстрела сверху. Четырнадцать десантников - штурмовая группа из двух вертушек.
Откуда-то со стороны кишлака вяло постреливали, - пули сшибали ветки с деревьев и впивались в стволы.
  
- А если с миномета уе...ут? -- Тогда пи...дец! - сам себе ответил старший нашей группы.
- Уходить надо... но днем не сможем... Уйдем ночью! Если не уйдём, ночью перережут всех... Сейчас занять позиции и держаться! Осмотрелись!... Занять позиции! Нет у них миномёта!..
  
- Оспанов, возьми двоих, и залезьте на вот эту горку и оттуда держать под прицелом кишлак! Чтоб никто носа не высунул оттуда!...
- Что там со связью?
Связи не было, рация была бесполезна, толщи гор не пропускали радиоволн.
Я взял с собой Андреева Виктора и Утегулова Курмана, и мы, прячась среди камней, короткими рывками начали взбираться на близлежащую горку.
Взобрались, я оставил Виктора и Курмана на самом верху, сам спустился метров на десять ниже с другой стороны, и начал наблюдение за кишлаком. В кишлаке тишина, но через некоторое время, из крайнего дувала вышла женщина, закутанная в тряпки, и направилась к подножью горки, на которой мы сидели.
- Куда ты собралась моя милая!
Я стрельнул одиночным, прямо перед ней, она остановилась, постояла и опять двинулась в прежнем направлении, ещё выстрел, ... женщина остановилась, повернула назад, и через некоторое время скрылась в кишлаке.
Вдруг, наверху, где я оставил своих, вспыхнула интенсивная стрельба. Глуховато татакали автоматы Виктора и Курмана, и я быстро полез наверх, узнать обстановку.
В горах трудно определить, откуда ведется стрельба, - эхо меняет восприятие, и если не заметишь дымка от выстрела, то тяжело засечь стрелка. Я лез наверх, и вертел головой, стараясь определить, с какой стороны стреляют. Толком ничего не поняв, начал подниматься на самую вершину.
Здесь наступал полный пи..дец! Виктор ранен в бедро, штанина на бедре разорвана и залита кровью, и он ползет в мою сторону, Курман отстреливается, прячась за насыпной кучкой камней....
  
Курман мечется и что-то мне кричит, вдруг я понимаю что он кричит
- Падай!
И не успев сообразить, - машинально упал. Очередь прошла над головой и ударила в скалу. Прижался к камням и лихорадочно соображаю, - выстрелы трещат, будто стреляют метров с двадцати, - но это обманчиво, иначе Виктора с Курманом давно бы пощёлкали. Между мной и моими товарищами метров десять простреливаемой площади, им нужно преодолеть это расстояние, чтобы добраться до меня, под надёжное прикрытие.
Виктор добирается до меня, и я ему кричу, чтобы он спускался потихоньку вниз, а мы пока будем прикрывать, но прежде мне надо вытащить Курмана. Виктор ползет вниз, оставляя кровавый след на камнях, я кричу Курману, чтобы он проскочил простреливаемый участок, он отрицательно машет головой и орет, что боится.
Но выхода нет, и я наставляю на него автомат и кричу, что, считаю до трех, и буду стрелять, это срабатывает, и он, как стремительная ящерица, на четвереньках проскакивает до меня. Здесь он немного отдышался, но нам еще спускаться вниз под огнем. Виктор уже спустился метров на десять, и теперь будет прикрывать огнём наш спуск.
Вдруг, ниоткуда выныривают две вертушки и .... крррак, крррак....
- А-а-а-а - бл..ди! Что они делают?!.... Суки!... Пид...расы!!!...
Вертушки по нам выпустили ракеты, долбанули из пулеметов, и ушли дальше. Вероятно, они приняли нас за "духов", но нам от этого не легче.
- Оранжевый дым давай!.... Витя!... где рюкзак? Пиропатрон давай!... Сигнал надо дать!... щас вернутся!
Вертолетчики знают, что здесь не должно быть наших, но те которые высаживали нас, неужели не сообщили на базу? Но, это в том случае, если их еще не сбили.
Ладно, в нас не попали, и на этом спасибо, стрельба у них была бестолковая, вон, валяются оперения от " нурс"-ов в пяти метрах от меня ...
Вообще я был более высокого мнения об эффективности огневой мощи вертолетов, но, после этой скоротечной атаки, когда никого из нас даже не зацепило, мое мнение изменилось.
- Херня эти "нурсы"!, то-то душманов развелось!...
Спускаемся дальше, матеря и вертолетчиков и душманов, которые на время утихли, видно испугались вертушек и попрятались. Но они скоро вылезут, надо торопиться! Наконец, добираемся до своих, в мини - крепость.
Румянцев недоволен, что оставили выгодную позицию и высказывает мне недовольство моими действиями, я огрызаюсь...
- Вы что, хотели, чтоб нас там перещелкали как воробьёв!... - и Андреева вон ранили!... в ногу!
- Андреев, ходить можешь?- спрашивает старлей.
- Да вроде могу ...
- Здесь у нас Гордеев ранен в руку... - Итого, наше положение: из четырнадцати двое ранены, полностью окружены, связи нет, жратвы нет, вода на исходе, патроны... Патронов хватает. Вертолеты, правда, могут ху...нуть.
Ротный задумался...
- Ночью уйдём, по другому не выйдет... Если вдоль реки пойдём, там наверно, нас уже ждут... По другому сделаем. Через кишлак!
  
В течении дня, - вялая перестрелка. Наверно, мало их, подмогу ждут... Липкий и тяжёлый, гнетёт страх.
- Как уйдём?..... ночью....как выбраться?... лишь бы не плен... гранату одну для себя... мало пожил... лишь бы не плен... мучить будут... не выдержу...
  
Темнота упала неожиданно быстро. Здесь так. Потому, что горы. Сапер нашей группы, Гога Магалдадзе устанавливает мины, которые сработают минут через тридцать, как мы уберемся из этой крепости, - это наш сюрприз духам! Они пойдут следом - это сто процентов.
Рыжий сказал, что пойдем через кишлак и в горы, иначе не уйти. Это конечно неожиданно наглый ход с нашей стороны, но при определенном везении может получиться.
- Не может, а получится! - Штык-ножи примкнуть! Гранаты приготовить!
Ну, всё,... вперед!
  
Бесшумными серыми тенями скользим во мраке кривых улиц кишлака, минутами замираем, команды передаются шепотом, еще немного и уйдем в горы, но нужен проводник!
Рыжий, шел впереди с Хакимовым Рустамом, тот понимал и говорил на языке фарси, и в тишине услышал, как кто-то разговаривал. Притаились и через минуту захватили старика и женщину.......... старика взяли с собой, чтобы показывал дорогу, пообещав ему, что отпустим, если он нас выведет через горы.
    
Что нужно человеку для счастья? Я знаю! Ему нужно пол - фляжки воды, когда он умирает от жажды! Ему нужно пять минут отдыха, когда от усталости не держат ноги и хриплое дыхание заглушает все звуки вокруг! Ему нужен запасной магазин с патронами и пара гранат! И еще ему нужна надежда!
 
Старый душман правильно вывел нас из кишлака и провёл горными тропами, под утро мы его отпустили, ни у кого не было желания его убивать. Всю ночь шли, выбиваясь из сил, таща на себе дополнительно минометные мины. Кроме бойцов минометного расчета на каждого пришлось по две мины.
Потом, закопали эти мины в разных местах, уже не было сил их тащить. Лишь бы не нашли "духи", но об этом не хочется думать, не до этого.
Рыжий - это старший лейтенант Румянцев Сергей, командир первой десантно - штурмовой роты. У него, - огненно - красные волосы, белое, не поддающееся солнечному загару лицо в веснушках, поэтому кличка, - "Рыжий". Он пришел в Афган пол - года назад, но быстро освоился. Мы его уважаем...
Ему двадцать пять лет. Он родом из Прибалтики, из Риги. Когда я, как-то упомянул в разговоре, что, после дембеля, хочу в загранплавание, он сказал, что, может помочь устроиться на торговый флот, и предлагал мне поехать в Ригу. Там у него родственники...
"Эйрик Рыжий",- древний викинг, про себя, я его называю так...
Был такой предводитель у викингов, классный вояка...
  
Когда тебе очень тяжело и плохо, надо мыслями уйти туда, где хорошо. Это универсальное правило помогает выжить.
Ночью, когда ползли по скалам, заставлял себя думать про техникум, про нашу группу, группу футболистов и гимнасток, как весело было на "картошке", как поцеловал девушку...
     
Под утро мы вышли к своим. Получилось это так. Когда мы отпустили старика, было ещё темно. Я представил себе, что он успеет вернуться в кишлак, скажет своим, что вывел нас.... и что дальше? Не успеют... Побоятся пойти за нами. Или не побоятся? Надо было его не отпускать!...
А что с ним делать? Разве кто смог бы его убить? Смог бы! Хакимов Рустам зарезал бы в шесть секунд! Женщину он ликвидировал по тихому, никто не заметил... она не смогла бы долго идти, а отпускать нельзя...
Все молчат про неё, но все знают.
  
Но как бы то ни было, деда отпустили уже, и он, наверное, благодарит Аллаха, что ему подарили жизнь! Какой бы старый не был, а жить хочется всегда!
Дальше мы пошли сами, почти на ощупь. В одном месте спустились к реке, и попали под пулемётный огонь. Стреляли на звук, из-за реки, и поэтому ни кого не зацепило. Мы так и не поняли, кто это был душманы или наши. Пробовали кричать - добавили из автоматов! Затаились, дождались, когда стрельба затихла, и очень тихо и бесшумно опять ушли в горы.
Когда поднялись с километр, встретили солдат первого мотострелкового батальона. Они спускались с этой горы. Им о нас ничего не было известно. Чуть не постреляли друг друга. Когда узнали, что это свои, радости нашей не было предела. Только тогда мы поверили, что вырвались из окружения.
Спустились вниз, было уже совсем светло. Внизу нас ждал командир батальона, майор Ступак. Он каждого из группы обнял как родного, он был очень рад, что мы все вернулись. Командование думало, что нашей группе настал конец. И мысленно распрощались. Оказывается, закинули нас вообще далеко от нужного места. И никто не знал, где мы. Но мы вернулись.
Комбат сказал:
- Каждому, - орден Красной Звезды!
А всё, что он сегодня мог сделать для нас, дал нам три часа отдыха, после отдыха мы должны были занять точку на одной из господствующих высот.
Оказывается за эти сутки, много, что случилось.
Рота десантников Витебской дивизии атаковала какую-то базу, очень сильно укреплённую. Здесь, где-то в ущелье. Понесла большие потери. Почти всю роту пожгли из огнемётов. Говорят, живыми факелами горели ребята.
А здесь, рядом, наши СУ - 17-ые разбомбили французский госпиталь, там душманы раненые лечились. Почему французский? Толком никто не мог сказать. Вроде бы врачи и персонал были французы.
  
Река Пяндж, в этом месте метров сорок ширины. Вроде небольшое расстояние, но течение стремительное. Находим кусок берега, наиболее удобный для переправы. Один с арканом, привязанным к поясу, переправляется на другой берег и закрепляет его там, обмотав за огромный валун. Держась за эту верёвку, ощупывая ногами подводные камни, идём по одному. Теченье давит так, что быстро устают руки. Но если отпустишь верёвку - верная смерть! Тяжёлый рюкзак не даст подняться. Утащит теченьем, разобьёт о подводные камни!
Бойцы первого батальона глушат гранатами рыбу. Оглушённую рыбу быстро сносит теченьем вниз. Только малую часть её удавалось выловить.
Недалеко от них громоздятся останки подбитого вертолёта. Почему-то кажется, что это один из тех двух, высадивших нас.
     
Вертолётчики - самая опасная профессия на этой войне. У них год службы считается за три года. У нас два года. При определении стажа работы после службы это будет считаться.
В то время у душманов не было такого оружия, как переносная ракета "Стингер", но и без " Стингеров" немало посбивали вертолётов. Особенно уязвима МИ-8, рабочая лошадка. Вооружение у неё слабое, так как этот вертолёт предназначен для транспортировки людей.
Другое дело "крокодил". Так мы называем МИ-24. Это грозная стремительная машина, нашпигованная пулемётами, пушками и ракетами. Я не видел ни одного подбитого "крокодила".
     
Взбираемся на горку, и сразу находим удобную и оборудованную позицию, брошенную душманами. Яма, глубиной около полутора метров, шириной три и в длину пять, выкопанная в каменистой почве, с одной стороны сужалась и превращалась в щель, шириной в метр и метров пять в длину. Щель перекрыта сверху небольшими брёвнами, поверх брёвен засыпана и замаскирована толстым слоем камней. Идеальная позиция! Одновременно можно наблюдать, что происходит внизу, возле речки и контролировать подходы сверху, там, где грозными громадами высятся скалы. Наша задача; не допустить с этого направления нападения душманов!
На душе празднично. После прошлой ночи, всё сегодняшнее кажется отдыхом на курорте. По своему плану переоборудовали позицию, выставляем охранение и начинаем готовить еду. Вместо двух выбывших раненых у нас появились два новых бойца. Один из них, - рядовой Фёдоров из нашей роты.
Фёдоров случайный человек в армии. Так он говорит. Нормальный парень, но службу тащить не любит и умника из себя строит. Этим он совершает ошибку. Здесь таких не любят. Здесь все равны. То есть всё, как положено по сроку службы.
Сегодня Фёдоров опять успел проштрафится: - не оборудовал себе позицию. Ротный приказал мне, чтоб я с ним позанимался и провёл беседу на тему любви к родине. Как заместитель командира первого взвода, я должен отвечать за подчинённых мне солдат.
  
- Рядовой Фёдоров!
- Что?
- Как отвечаешь, солдат? Забыл, как надо родину любить?
- Не забыл... Товарищ сержант, можно обратиться?
- Можно Машку за ляжку, и можно козу на возу, а в Советской армии по уставу надо говорить; - разрешите обратиться! Понял товарищ солдат?
- Так точно!
- Рядовой Фёдоров!
- Я!
- Ко мне!
- Есть! - Товарищ сержант, рядовой Фёдоров по вашему приказанию прибыл!
- Так, Фёдоров, сейчас с тобой будем изучать приёмы штыкового боя! Сначала показываю, как это делается, ты повторяешь за мной! - Делай ррраз!... Понял как?
- Так точно!
- Давай, делай ррраз!
Фёдоров пытается что-то изобразить, но выходит неуклюже и плохо. Откуда его взяли в нашу роту? Тоже мне десантник, бля...
- Да не так! Смотри вот, делаешь шаг левой ногой вперёд и одновременно резкое движение туловищем вперёд, выпад, и штыком достаёшь противника! Понял?
- Так точно!
- Давай! Делай раз! Резче надо!
- Смотри сюда Фёдоров, у тебя кончились патроны, и на тебя выскочил душман! У него тоже нет патронов! Понял!
- Так точно!
- Крепче держи автомат, а то выбьют, плечи расслаблены, сделай зверскую морду, перед тобой враг, он хочет тебя убить, ... делай раз! Не оставайся на месте, выпад и назад, выпад и назад! Понял!
- Так точно!
- Давай, сто повторений!
После ста повторений, у Фёдорова начало получаться первое движение.
- Так, теперь второе движение делаем! Второе движение идёт как продолжение первого. Колешь штыком, добавляешь сбоку прикладом! ... Зверское лицо!... Делай р-з! Два! Р-з! Два! Давай, сто повторений! Отставить! Пристегни штык-нож. Вот я перед тобой, душман! Я убил твою маму и твоего папу! Понял? Колешь штыком и добавляешь прикладом! Понял?
- Так точно!
- Бей по настоящему! Понял?
- Так точно!
- Р-з! Два! Ты бл..дь, бей по настоящему, а не как по пи..де ладошкой! Понял? Давай, р-з! Два! Не ссы, я отобью! Р-з! Два! Во-о! Зверская морда! ... Резче!... Давай, сто повторений!
  
С полчаса мы позанимались с Фёдоровым, у него немного лучше стало получаться. Но, в общем-слабо. Какой-то не резкий он, не военный. Автомат в руках у него выглядит как недоразумение какое-то. Будто швабру держит...
  
- Фёдоров, сейчас вот здесь роешь окоп для стрельбы стоя! Пятнадцать минут отдохни и приступай! Понял?
- Так точно!
Унылое выражение не сходит с его лица. В мыслях, он где-то далеко...
- Фёдоров, ты чё такой печальный?
- Какой?
- Какой-то..... неправильный ты солдат. Чё, все москвичи такие?
Фёдоров молчит, молчит и выдаёт: - "Математические формулы расчета траекторий полёта космических кораблей выводят тоже москвичи!"
- Да что ты говоришь?! ... Но ты то не выводишь формулы! Ты попал в Советскую армию и должен служить, как положено!
  
- Ладно, всё, давай копай окоп... Только вот что, Фёдоров, смотри, не говори при Бобокулове и Холмирзаеве, что ты случайно в армии оказался Они тебя за это, живьем в землю закопают...
Бобокулов и Холмирзаев, - два здоровенных, мрачных узбека, из миномётного взвода. Всю службу, до ухода дембелей, они таскали миномёт. Один, - трубу, другой, - миномётную плиту. И это, кроме автомата и рюкзака с боеприпасами и сухим пайком.
Им, приходилось очень тяжело. Наверно, тяжелей всех в роте.
И поэтому, они злые на весь мир... Молодых шугают, по чёрному! У них сейчас смысл жизни состоит в том, чтобы молодых чмарить...
  
Сидим на горе отдыхаем. Фёдоров копает окоп, пять человек ведут наблюдение на постах, остальные готовят что-то покушать. Ротного, по рации вызывает командир батальона, он собирается вниз. Никого с собой не берёт. Рискованно себя ведёт!... Но ничё... Он вояка что надо!..
Я остаюсь за старшего. Разные мысли... Думаю о прошедших сутках, - много чего произошло за это время. Нам повезло, что с нами был Рыжий. Если не он, то вряд ли бы мы оттуда выбрались. У нас был только один шанс - пробраться через кишлак. И Румянцев его использовал.
Гениальное по своей наглости решение, прямо через логово врага! Они не ожидали такого хода от нас, а мы ещё захватили деда в проводники. Думаю, что любой другой офицер из нашей роты не пошёл бы через кишлак, не рискнул. Мы бы пошли берегом вдоль реки и нас бы всех...
Смог бы я подорваться, чтобы в плен не попасть? Подорвался бы! Не из геройства, а из-за страха мучений плена.....
Старший лейтенант Румянцев, выпускник Рязанского высшего воздушно - десантного командного училища. Настоящий офицер - десантник!
  
- Французы...! Французы...! Где французы?
Разбомбленный госпиталь, кишлак брошенный, больше ничего и никого!
Поступил для нас приказ: преследовать и по возможности захватить весь персонал этого госпиталя и тех, кто лечился здесь. Они ушли вверх по ущелью, мы пошли следом как стая волков. Так же по - волчьи, ступаем след в след друг другу. Могут заминировать тропу...
Следов много. Брошенная яркая одежда, вещи, окровавленные бинты. Как мы ни торопились, догнать не удалось. Слишком поздно вышли за ними. Надо было ещё вчера пустить за ними людей! Но видно, ситуация была другая, не нам судить. А так хотелось посмотреть на настоящего француза!
 
Возвращались назад. Спускаться немного легче, чем подниматься. Идём не по дну ущелья, а по верху, не потому, что удобней, - так безопасней! В любом случае в бою в горах, преимущество у того, кто выше находится.
Встретили бродячее стадо коз, наверно, из кишлака убежали! Решили подстрелить пару штук на мясо. Оказалось, АКС-74, - неподходящее оружие для охоты на коз. Стрельнул в козу одиночным, - упала, - подошёл, стреляю в сердце, - дышит! - ещё несколько выстрелов, - мелко-мелко дышит, пришлось штык ножом горло перепилить.
Разделали кое-как, притащили мясо на место нашей стоянки, посуды нет варить!, - нужна вместительная кастрюля или казан.
Пошли втроём вниз, по кишлаку пошарить, там найдём!
Видимо, убегали из этого кишлака в спешке, продукты даже не успели забрать с собой.
Находим в одном доме полмешка муки, какой - то жир, жир тоже забираем - решили попробовать оладьи приготовить. Дрова ещё нужны! Поломали какой-то забор, дров хватит! Находим кастрюлю и сковородки. Уходя из этого дома, бросаем туда пару гранат. Грузу набралось порядочно, как тащить всё это наверх?

Да, ещё! Не хотелось об этом говорить, но раз пошла такая пьянка....
В общем, нашли мы в этом доме схрон во дворе. Яма, прикрытая сверху досками и заваленная всяким хламом. А там... всякое барахло импортное запрятано, душманское! Глаза у нас разгорелись, алчность охватила, давай пихать всё это по рюкзакам. Набили рюкзаки, сидим... Успокоились немного.
Задумались, куда всё это? Всё равно "особисты" проверять будут, неприятностей не оберешься! Вот если машины были рядом... Но вообще-то и машины проверяют...
За мародёрство схлопотать можно!
  
Журналы какие-то импортные... на обложке - медведь с головой Брежнева, лапы в крови и надпись типа того, что "русский медведь утопил в крови Афганистан".
Ещё фото: Наш БТР подбитый, на нём душманы стоят в картинных позах, красуются...
- Нам такие бля...ские журналы не нужны!... В огонь их!
В общем, подожгли мы всё это. Только один фотоаппарат какой-то красивый забрали с собой и всё.
  
В безлюдном кишлаке, среди домов бродили коровы, испуганно шарахались овцы.
Так... Как дрова тащить на горку? Смотрим, - ишак! Здоровенный, такой, как конь, белый, бродит среди развалин домов. Может конь? Нет, хвост ишачий и уши длинные! Не конь! Наверно, мул!
Поймали его, нагрузили дровами, мукой, кастрюлями и потащили с собой. Прошли, примерно, половину пути, до нашей стоянки, когда наш ишак заартачился, не хочет идти дальше!
Встал как вкопанный. Один тянет его спереди, другой толкает сзади, третий колотит его прикладом автомата,- ноль эмоций со стороны ишака! Может, устал? Дали отдохнуть немного.
- Ну давай вперёд!
Никаких движений вперёд не происходит. Пинаем ишака, избиваем его прикладами, и всё равно, пришлось весь груз на себе тащить. Хотели его пристрелить, но пожалели. Несознательный ишак какой-то попался!
Еле дотащили всё это наверх. Стали варить мясо.



 

Категория: Я убит в Афганистане. Записки солдата (избранное). Кудайберды Оспанов |

Просмотров: 199
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”







Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018 |