Четверг, 13.08.2020, 19:50 





Главная » 2015 » Июль » 18 » Вот как – то так все и было 16
20:27
Вот как – то так все и было 16

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.











1


        Вот как – то так все и было 16
1
                                                                                (M. Goryunov)


























Гарькавый В. В. – Как-то раз Насир рассказал мне о трех удерживаемых Суфи Айяфом для обмена «шурави»: Игоре Васькове, Вадиме Смирнове и Уктане Ташпулатове.

Игоря Васькова духи захватили в районе перевала Саланг во время нападения на советский блокпост. Тяжелораненого бойца по кяризу утащили в «марказ-центр» в надежде обменять на кого-то из своих соратников, попавших в плен во время одного из боевых столкновений. Его бросили в земляную яму – зиндан. На дне этой своеобразной тюрьмы уже томились четыре узника: два хадовца и два плененных ранее советских бойца, Смирнов и Ташпулатов, приберегаемые Суфи Айафом для тех же целей, что и Васьков. Если бы ему не надо было освободить своих соплеменников, за жизни узников нельзя было бы дать и ломаного гроша. С захваченными в плен врагами Суфи Айяф не церемонился – сразу пускал в расход.

Хозяйственный быт в «марказе» был организован на полном самообеспечении. Сами пекли хлеб, готовили, убирали, строили, ремонтировали, стирали. Поэтому никто просто так кормить пленных не собирался. Жизнь превратилась в рабство. С раннего утра и до поздней ночи они отрабатывали право протянуть еще один день. Их заставляли выполнять самую грязную и тяжелую работу. В скудную еду для поднятия сил периодически подмешивали наркотики, от которых тело становилось легким и послушным. Чтобы самим не подорваться на минах, душманы постоянно пускали «шурави» впереди себя, а сами, довольно гогоча, шли следом, то и дело подгоняя пинками свои живые «миноискатели».

Каждому пленному «шурави» душманы дали новое мусульманское имя. Васьков стал Ник Момадом, Смирнов – Сулимом, Ташпулатов – Фархадом.

Со слов Насира было известно, что «марказ» хорошо укреплен. Скрытые в специальных колодцах четыре «ЗУшки» защищали лагерь от авиационных налетов «шурави». Для большей эффективности зенитными расчетами руководили военные западногерманские советники. Помимо этого, в лагере имелось три миномета, три безоткатных орудия, одна 12-ствольная переносная пусковая установка для стрельбы реактивными снарядами и… две старинные английские пушки времен англо-афганской войны, приберегаемые рачительными духами на всякий случай. Авось сгодится. Выдолбленные в скалах пещеры были завалены оружием, боеприпасами и продовольствием. Со снабжением здесь проблем не было…

Борьба за жизнь

Тем временем Гарькавый продолжал получать от Насира тревожные сведения о жизни советских ребят в банде Суфи Айяфа. На одной из встреч агент рассказал о том, как Игорь Васьков стал невольным свидетелем покупки Суфи Айяфом четырех ящиков с оружием и несколько цинков с патронами у… советских военных, приехавших продать своему давнему деловому партнеру украденный со склада товар. Нечаянная встреча с предприимчивыми соотечественниками могла стоить ему жизни. Свидетели им были ни к чему. Однако Игорь вовремя сориентировался в ситуации и постарался остаться незамеченным. До самого отъезда гостей он, затаив дыхание, скрывался в тюремном подвале, боясь малейшим шумом привлечь к себе их внимание. И только после того, как, обменяв товар на пачку долларов и несколько пакетов с опиумом, они укатили восвояси, «Ник Момад» смог вздохнуть спокойно.

Постепенно он смог завоевать расположение местного муллы. Как-то раз его отвезли в соседний кишлак, где он нашел применение своим мирным, довоенным способностям. Он был мастер на все руки и одинаково справно чинил как поломанные радиоприемники, так и велосипеды. Помимо этого, Игорь владел технологией приготовления раствора для изготовления шлакоблоков. Своими знаниями он щедро поделился с местными дехканами и, к вящей радости служителя Аллаха, построил в кишлаке мечеть. Это обстоятельство значительно облегчило условия его содержания. Его стали лучше кормить и разрешали мыться и стирать свою одежду в реке, бурлившей неподалеку. Жить стало полегче.

Однако, когда он наотрез отказался отремонтировать заклинивший автомат, его жестоко избили и в назидание остальным всех узников зиндана на два дня лишили воды. На третий день, не выдержав издевательств и мучений, умер один из пленных афганцев, «туран» ХАД. Его раздувшееся от жары тело забрали из ямы только спустя сутки. Зацепив крюком за ребра, останки несчастного подняли наверх под громкий гогот собравшихся духов. Тогда Игорю казалось, что это самое страшное, что ему доводилось пережить. Однако вскоре при нем на крюк за ребра подвесили живых пленных «сарбозов» …Крики и стоны корчившихся в страшных муках людей, перемешивающиеся с мольбой о смерти, еще долго преследовали его по ночам…

Но, несмотря ни на что, он продолжал жить. Жить назло всем смертям.

О справедливом возмездии

Информация Насира о подторговывающих оружием советских военных не осталась незамеченной. Предприимчивых дельцов стали искать. То, что они служили недалеко от душманского лагеря, было очевидно. Исходя из этого, граница поисков очерчивалась тремя советскими гарнизонами, где они могли служить: Кабул, Баграм и Чарикар. Гарькавый лично проехал по нескольким частям и по описанию Насира пытался опознать торговцев оружия. Они оказались из Баграмского гарнизона.

Гарькавый В. В. – После опознания их взяли в разработку сотрудники военной контрразведки. Подробности этой операции мне не известны. Знаю точно, что дело было доведено до трибунала и мерзавцы получили по заслугам.

Историческая хроника

Спустя какое-то время в лагере появились немецкие журналисты, среди которых особенно выделялась фрейлейн Хельма, маленькая шустрая бабенка, снимавшая документальный фильм «Афганский народ в борьбе за свою независимость». Вместе с душманами она не раз принимала участие в боевых операциях, запечатлевая для истории детали их «священной борьбы».

Во время одного налета душманы захватили в плен семерых «сарбозов». Было видно, что немецкие журналисты недовольны отснятым видеорядом проведенной операции. То и дело от них доносилось возбужденное клокотание, заканчивающееся понятным и без переводчика «Шайзе!».

Избитых, затравленных людей со связанными сзади руками вывели на берег реки и поставили на колени. Рядом поставили дожидаться своей участи и Васькова.

Фрейлейн Хельма включила свою видеокамеру и начала снимать. Хищно ухмыляясь, к пленным подошел «гази». Привычным, отработанным движением он схватил за волосы одного из обреченных и, запрокинув ему голову, полоснул по горлу лезвием ножа. С застывшим в глазах ужасом тело мешковато осело на каменистую землю. Камера в руках журналистки слегка дрогнула, но продолжала работать, запечатлевая мельчайшие детали кровавой расправы. Под одобрительные крики возбужденной толпы «гази» поднес к кровоточащей ране пиалу и, наполнив ее до краев теплой алой жижей, выпил жуткий напиток до дна перед подрагивающим объективом… Остальных казнили выстрелом в затылок. Затем «моджахеды» еще какое-то время позировали взволнованной фрейлейн, сжимая под мышками головы поверженных врагов.

– Так будет со всеми отступниками!!! Собакам собачья смерть!!! Аллах Акбар!!! – оживленно кричали взбудораженные запахом крови духи.

Когда фрейлейн Хельма, пресытившись жуткой картиной, выключила камеру, тела убитых «сарбозов» бросили в бурлящий речной поток.

Все это время Васьков, погруженный в транс, продолжал стоять на коленях у реки, смутно уясняя реальность происходящего. Он с ужасом ждал приближения своей очереди. Внутри него было чувство, точно кто-то взял нож, воткнул и несколько раз провернул в груди и в кишках. И только когда два духа отволокли его в лагерь и бросили в зиндан, он, распластавшись на земляном полу, сдирая в кровь руки, стал сгребать ладонями пыльную, каменистую твердь и, дав выход накопившемуся ужасу, тихо завыл, осознав до конца все то, что с ним недавно произошло.

Гарькавый В. В. – Операция по освобождению Васькова, Смирнова и Ташпулатова закончилась очень трагично.  В переговоры неожиданным образом вклинился Ахмад Шах Масуд, предложивший за наших ребят очень большие деньги. Суфи не мог отказать желанию своего соратника по борьбе. Вырученные за узников деньги он потратил на выкуп у афганской стороны своих соплеменников. Предпринятые нами попытки перехватить пленных результатов не дали. Взамен контрразведка ХАД получила томившегося в одном зиндане с Васьковым пленного хадовца Гулям Хазрата, который рассказал нам многие подробности их содержания. Судьба наших ребят сложилась довольно печально. Васьков был переправлен в пакистанскую тюрьму Бадабер, где погиб во время поднятого узниками восстания. Смирнов и Ташпулатов погибли во время проведения нашей авиацией бомбоштурмового удара. Все трое занесены в списки пропавших без вести на афганской войне…

«КГБ в Афганистане» Л. Кучерова











































М. Горюнов. Хроника операции в провинции Вардак н.п.Котаи-Ашру, 23 августа 1984 г.
Фрагмент боя разведдозора 1 пдб 357 пдп. Кругом духи. Впереди убит рядовой Крикунов при подходе к горе. Тут же все ожило криками и трансляцией в мегафоны «Аллллах Акбар!». Крик сержанта А. Банникова: «Товарищ старший лейтенант, Крикунова убили!». Взводный выдвигается в их сторону. На открытом месте валится раненный Лебедев. Крик Банникова - дух почти в упор из «бура» выносит ему предплечье. Впереди ещё час – два - три… в окружении. Духи шли в упор.
Подошли «зеленые», вырвавшиеся из духовского кольца. Притащат раненных. За нами придётся накрывать арт огнём группу дувалов с нашим взводом из - за окруживших и перевших уже по крышам духов. Бойцы вышли все чёрные. Пинцету «зелёных», которого за шкирку поднял, чтобы отстреливался от наседавших духов, тут же снесло голову…
До этого ещё успел отвлечь связиста: «Посмотри на меня для снимка…»
Когда-то подойдёт 2 рота и будем выходить. Потом разведчики на горе и в округе насчитают 72 заваленных духа.




















М. Горюнов. Хроника операции в провинции Вардак, н.п. Котаи-Ашру, 23 августа 1984 г.
Вышли из окружения. Перевязывал раненного сержанта Андрея Банникова. Рана огромная, ткани раны все чёрные - дух из «бура» бил почти в упор. Один ИПП свободно проваливается в рану. Накладываю второй из приклада АКСа. Андрей (это потом уже с ним в Союзе встретились в Свердловске) скрипит зубами: «Хотел Звездочку (орден Красной Звезды) получить без дырки. Получишь теперь». Пинцет успевает только загибать на бинтах тюбики использованного промедола.
На снимке как раз началась новая атака духов. Мы с саперной ротой. «Зеленые» как горох кинулись по кустам. Потом собрал всех раненных - 4-х и выходили на броню.




















М. Горюнов. Хроника операции в провинции Вардак, блокирование н.п. Котаи-Ашру.
На снимке секретарь комсомольской организации 1 пдб 357 пдп Коля Красин за 1.5 часа до гибели.
Пока снимаемся, рвём яблоки…
В составе разведдозора попали под плотный огонь. Падают раненные. Коле пуля пробивает руку. Хватаю его: «Броня недалеко.. Все нормально! За ранение орден получишь!» Мы - вперёд, а раненные остались, выходили группами к броне. Коля с рядовым А. Мадорой оказались среди отходящих духов. Отбивались, но были захвачены.
Уже под вечер погибшие были вывезены в расположение наших подразделений. Все знали про зверства духов, а тут пришлось стоять над телом товарища на броне…




















М. Горюнов. Хроника операции в провинции Вардак. 23 августа 1984 года. На блокировании н.п. Котаи-Ашру.
Удачно удалось отснять всю пленку и сохранить её.
Десантирование с вертушек шло с зависания - духи встретили плотным огнём. Завалили Ми -24.
На снимке комбат «раз» 1 пдб 357 пдп корректирует нанесение удара по вершине горы, где духи. Внизу их огнём остановлены подразделения 350 пдп. Уже один убитый и четверо раненых десантников.
За день «021» - 5 в 350 пдп и 4 - в 357 пдп, 3 - экипаж сбитого Ми-24.



































Молодой хлопец из небольшой белорусской деревни Игорь Колос попал в плен к душманам по глупости, по своей собственной беспечности. Решив сбегать за сигаретами, он самовольно оставил часть и направился к близлежащему дукану. Там купил себе курево и уже собрался было вернуться обратно, когда точным ударом в челюсть его повалили на землю. Затем два угрюмых бородача со знанием дела молча скрутили ему руки, обезоружили и увели в горы… Все произошло быстро, тихо и без лишнего шума. Так и не сообразив до конца, как такое с ним могло случиться, Игорь оказался в душманском лагере.

Ему повезло. Банда, захватившая его в плен, не принадлежала к числу непримиримых борцов за веру. Условия содержания были хоть и суровыми, но терпимыми. Кормили скудно, особенно поначалу. Использовали в основном для подсобных работ, что для приученного с детства к деревенскому труду парня было привычно и знакомо. Всякое дело в его руках спорилось, работал он ладно, попыток к бегству, ввиду явной бесперспективности подобного предприятия, не предпринимал и в конце концов завоевав расположение своих хозяев, Игорь обеспечил себе более-менее приемлемое существование.

Он быстро и хорошо освоил язык, даже научился на нем сносно писать. Ему не раз предлагали принять ислам и, женившись на одной из местных девушек, зажить размеренной правоверной жизнью. Неизвестно, как могла сложиться его дальнейшая жизнь, если бы внедренный в эту банду агент ХАД Рафик Васэ, не рассказал Саид Акбару о пленном «шурави».

Саид Акбар поделился полученной от Васэ информацией со своим советником – Владимиром Гарькавым. Действовать начали безотлагательно.

Как раз в это время в районе перевала Саланга в плен захватили раненного в перестрелке душмана – брата главаря той самой банды, в которой удерживался Колос. Звали его Мансур. Сведения о таком полезном для нас родстве поступили от того же Васэ.

Казалось, сама судьба давала в руки Гарькавого ключи к освобождению Колоса. Обмен пленного афганца на нашего парня стал наиболее реальным из всех возможных вариантов. Кровные узы здесь чтили свято.

Для начала раненого определили в кабульский военный госпиталь. Ранение оказалось не серьезным, и под присмотром советских врачей он быстро пошел на поправку. Владимир Гарькавый часто навещал его, расспрашивал о брате. Мансур активно шел на контакт, благодарил за оказанную помощь и обещал посредничество в передаче советского солдата. Начались переговоры. Дело сдвинулось, и все располагало к его успешному завершению.

Однако Судьба – дама капризная. Поманив и кокетливо улыбнувшись молодому советнику, нежданно-негаданно развернулась к нему спиной: когда принципиальная договоренность была уже практически достигнута, случилось нечто, что поставило под удар успех всей операции.

Находившиеся на лечении в том же госпитале сотрудники ХАД, узнав, что рядом лежит недобитый душман, были крайне возмущены подобным обстоятельством и ночью в порыве праведного гнева пристрелили беднягу.

Пока выясняли, что да как, его уже и похоронить успели. А для освобождения Колоса необходимо было выполнить одно важное условие: живым или мертвым, но Мансура должны были вернуть брату.

Правом разрешить эксгумацию обладал только руководитель страны. Пришлось непосредственно обращаться к Бабраку Кармалю. Он-то и дал санкцию извлечь тело из земли и передать родственникам для погребения.

Эксгумация у мусульман считается большим святотатством. Поэтому, несмотря на предоставленную за подписью первого лица бумагу с разрешением ее проведения, служители кладбища долго противились выполнению этой процедуры. С горем пополам удалось настоять на своем. Извлеченное из земли тело отвезли в здание ХАД, где в продолжение всех злоключений над ним в скором времени надругались: отрезали на ногах все пальцы и выбросили неизвестно куда. Проведение операции по обмену нашего парня оказалось под угрозой. В таком виде Мансура возвращать было невозможно. Брат никогда не простил бы кощунства над телом близкого ему человека. К счастью, отрезанные пальцы помог найти один хадовец, способный адекватно оценить последствия подобного демарша. После того как советские военные хирурги в экстренном порядке пришили пальцы на место, начали разрабатывать возможности и способы возвращения останков Мансура его родственникам.

Для проведения переговоров о месте и времени передачи тела пришлось действовать под немецким флагом. Для проведения этой акции Гарькавому выдали документы на имя гражданина ФРГ господина Вольфа. «Легенда», проработанная полковником Денисенко и согласованная с Первым Главным Управлением КГБ СССР в Москве и послом СССР в ДРА, была настолько убедительна, что Саид Акбар, которого Гарькавый был вынужден ввести в курс дела, чтобы его советская сущность не всплыла в самый неподходящий момент, усомнился в надежности своего советника, о чем сразу и доложил начальнику 5-го управления ХАД доктору Бахе. Тот, в свою очередь, незамедлительно поделился полученной информацией с полковником Денисенко. Вот, мол, вычислили в ваших рядах двойного агента. Николай Иванович, поблагодарив афганских коллег за проявленную бдительность, развеял их сомнения и подтвердил разработанную им самим «легенду». Посовещавшись, он и Баха решили доплачивать Саид Акбару за неразглашение сведений об известных ему деталях этой операции и подключить к акции афганскую лжебанду, которую возглавил сотрудник ХАД Рошед.

Благодаря посредничеству Рошеда Гарькавому удалось войти в доверие к родственникам застреленного душмана. Его тело без лишних эксцессов было возвращено для погребения в родовом кишлаке, а его брат за приличное вознаграждение дал согласие устроить побег пленного «шурави».

Однако он поставил жесткое условие: все должно быть обставлено таким образом, чтобы никто не смог заподозрить его в причастности к освобождению Игоря. В противном случае ни о каком дальнейшем сотрудничестве речи быть не могло. Поэтому банда Рошеда инсценировала нападение на соседний с лагерем, в котором находился Колос, кишлак.

Поднялся страшный переполох. По приказу главаря все воины бросились туда. Ошалевший поначалу парень вовремя сообразил, что лучшей возможности для побега ему больше не представится, и что было духу пустился бежать. Ему вслед выпустили несколько автоматных очередей, однако по приказу главаря преследовать беглеца не стали, решив, что в данной ситуации «сага-шурави» того не стоит. Благодаря этому Игорь смог выбежать из лагеря, где его по приказу главаря поджидал седобородый старейшина, который и привел очумевшего хлопца в крайний дувал, где его ждали Гарькавый с Азат Ханом – советником 4-го отдела 5-го управления, который занимался непосредственной работой по организации лжебанд. Оба офицера были в афганской национальной одежде. Чернявые, запыленные, бородатые, они никоим образом не были похожи на шурави. Игорь замер, насторожился.

– Ты среди своих, – сказал по-русски сжавшемуся от страха парню, ожидавшему неминуемой и незамедлительной расправы, Гарькавый и протянул ему флягу со спиртом.

С жадностью отпив несколько глотков «огненной воды», Колос с трудом пришел в себя, присел на стоявший рядом валун и разрыдался, обхватив голову грязными исцарапанными руками. Дав парню возможность отойти от пережитого только что потрясения, все трое под прикрытием все той же лжебанды Рошеда успешно добрались до Кабула.

Все прошло настолько убедительно, что Игорь до сих пор не может поверить в то, что его побег был результатом тщательно спланированной акции, а не счастливым случаем, снисходительно брошенным ему Судьбой.

«КГБ в Афганистане» Л. Кучерова





Саид Акбар, Игорь Колос, Суфи Айяф















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.


Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 96 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2020 |