Четверг, 19.10.2017, 04:50 





Главная » 2015 » Июль » 18 » Они тоже сражались за Родину…2
20:28
Они тоже сражались за Родину…2

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.











                 Они тоже сражались за ..................       Родину…2 (R.Depardon)
























Рассказывает Торьялай Хемат, региональный командир мобильной группы моджахедов (Исламский Союз Освобождения Афганистана (ИСОА) Абдула Расула Сайяфа). Воевал во многих афганских провинциях

«...В долине Назиан было много тех, кто симпатизировал режиму ДРА. Мы называли этот район «Маленькой Москвой», так же, как это делали многие арабы, приехавшие сюда принять участие в джихаде. Общее впечатление большинства афганцев от арабов таково, что они считали себя примадоннами, которым было более важно снимать видеофильмы, чем воевать.

Административный центр Назиана – город Сорубай. Все жители Сорубай симпатизировали коммунистам. Мы решили захватить уездный центр в июле 1985 года.

Это была совместная операция отрядов, принадлежавших к группировкам Хекматиара, Сайяфа, Мохаммади и Халеса. В районе укрепрайона – гор Маро – сконцентрировалось около тысячи моджахедов.

Административный центр Сорубай находится в 12 километрах севернее базы Мелава и гор Маро – это шестичасовой марш-бросок по горам. В моем отряде было около 80 хорошо вооруженных бойцов. У меня было три БМ-12, несколько средних минометов, много тяжелых пулеметов. Захват уезда Назиан представлялся для нас решающим усилием и во многих отношениях более напоминал конвенциональную, нежели партизанскую войну.

В течение двух недель караваны моджахедов доснабжали базу в Мелава, переносив туда военное снаряжение и наши ракетные артиллерийские системы. Еще неделю мы готовились к атаке, а потом двинулись от горного массива Маро вниз, в долину Назиан.

Рано утром мы послали нашу первую группу на заставы противника, располагавшиеся на высотках вокруг Сорубай.

Там было приблизительно 12 небольших застав, поэтому атака по центру совпала по времени и с атакой застав. После мощного обстрела, нам удалось их захватить. Мы захватили заставы в Сар-Гар и Тор-Гар, после чего начали обстрел административного центра и устремились к Сорубай.

Правительственные чиновники, афганские военные и их семьи стали улепетывать. Они бежали в такой спешке, что когда мы вошли в Сорубай, то обнаружили, что «оккупанты» бросили походные кухни с готовящимся обедом и тесто, из которого готовились выпекать хлеб.

Мы захватили много ценных государственных документов, которые потом переправили в Пешавар. Мы отправили пленных в Ландай. В ходе атаки я потерял семерых человек убитыми. Мы оставались в Сорубай до утра.

Противник ответил посылкой войск из Джелалабада. Мощный артиллерийский огонь обрушился на заставы, располагавшиеся на высотах. По нам был нанесен авиаудар, в то же время вражеская бронетехника устремилась к административному центру. Мы не могли противостоять авиации и артиллерии, поэтому покинули город.

Во время этого боя мы потеряли много людей. В моей группе прибавилось еще семь убитых. Мы оставили на поле боя одного своего убитого – Ахмада Саида, который обычно носил камуфляж.

На следующий день правительственное радио объявило, что они обнаружили китайских наемников среди наших убитых. Возможно, это был Ахмад.

Два дня спустя, мы вновь атаковали Сорубай, и опять я потерял семь человек убитыми. В результате из 80 бойцов своего отряда я потерял 21 человека. Я не могу точно сказать, каковы были потери противника, но лично я видел 15 убитых во время захвата Сорубай.

Мы вернулись на свою базу».

                                                                                                               Ахмад Джалали «Из другого окопа».

































































































































































































































































































































Четыре взрыва. Боевые действия в черте города под командованием Хаджи Мохаммад Якуба (из главы 14 "Боевые действия в городе")
  
   Предисловие: Хаджи Мохаммад Якуб, по прозвищу Мансур (Победа), был одним из кабульских боевиков. Принадлежал к крылу Исламской партии Афганистана Гульбетдина Хекматьяра.
  
   Взрыв первый. Устройство взрывов - одна из неотъемлемых составляющих действий боевиков в городской черте. Целью являются как создание атмосферы страха, так и покушения на конкретные личности. Взрывчатку мы получали из Пакистана. Командиры Азизуддин и Мескиньяр были нашими агентами в районе Пагман, и поставляли нам взрывчатку и детонаторы. Для передачи сообщений и доставки взрывчатки они использовали пожилых людей. В апреле 1980 года мы произвели минирование здания Радио Афганистана. В этом здании располагались головные офисы афганского радио- и телевещания. В нем работали советские советники, редактировавшие новости перед их выходом в эфир. Нашей целью были именно шурави. Агенты передали нам взрывное устройство, и мы отдали его женщине, которая работала на радиостанции. Она пронесла его внутрь и установила. Устройство сработало в 10.00 рабочего дня. Взрывом убило двух активистов НДПА и двух советских специалистов. Также ранило одного солдата ДРА. На некоторое время радио и телевидение прекратили вещание. После этого случая были значительно усилены меры безопасности и все входящие подвергались тщательному досмотру. Наш агент позже смогла устроиться на работу в отдел кадров Кабульского университета.
  
   Взрыв второй. Коммунистический режим превратил Кабульский университет в центр коммунистического воспитания. Мы решили нанести удар по первичной партийной организации университета в январе 1981. Лучшим способом было организовать взрыв. К тому времени наша женщина-агент работала в отделе кадров университета. Мы дали ей два заряда. Один она разместила в административном здании университета, установив часовой механизм на 11.00. Второй заряд был установлен в здании первичной партийной организации, время - 11.45. Идея была в том, что после первого взрыва туда устремится много народа, да и главные партийные активисты также соберутся именно в здании парторганизации, чтобы обсудить взрыв. И вторая бомба сработает в гуще активистов. Все произошло так, как мы и задумали. Сразу после взрыва в административном здании секретари различных коммунистических организаций собрались в здании первичной партийной организации. Взрыв уничтожил советского советника и несколько секретарей парторганизаций. Было убито 10 человек, количество раненых неизвестно.
  
   Взрыв третий. 6 мая 1983 года мы устроили взрыв в здании Министерства Внутренних дел в Кабуле. В комнате второго этажа, расположенной у кабинета самого министра, было установлено 27 кг взрывчатки. Заряды были спрятаны в четырех больших цветочных горшках. Нашим агентом был садовник МВД. Он согласился пронести взрывчатку, установить заряды и взвести их на подрыв. Мы научили его, как это сделать. Он перемешал взрывчатку с известняком, упаковал в пластиковые пакеты и в несколько приемов перенёс её в на место. Взрыв мы запланировали на дневное время, чтобы было как можно больше жертв. Однако в штабе ИПА в Пешаваре отменили это решение и приказали установить взрыватель на ночное время. Руководство партии не хотело смерти министра внутренних дел Гуляб Зоя, поскольку он был ведущим членом фракции Хальк, и сохранение ему жизни означало продолжение разногласий между фракциями Парчам и Хальк в НДПА. Перед уходом домой в 16.00 садовник установил таймеры на 23.00. Не было смысла подрывать заряды в разное время, поскольку в здании никого не будет. Бомбы с часовым механизмом сработали в назначенное время, убили четверых дежурных офицеров и повредили кабинет министра. Если бы взрыв произошел днём, то были бы убиты Гуляб Зой, его телохранитель Гази, адъютант Шеруддин и, возможно, десятки других. Войска перекрыли все дороги вокруг здания на 24 часа и начали расследование. Однако следствие пришло к выводу, что взрыв был результатом ссор между лидерами фракций, и никто так и не заподозрил нашего садовника.
  
   Взрыв четвертый. Шурави жили в восточном микрорайоне Кабула. Мы решили нанести по ним удар прямо там. Проследили график движения автобусов, которые возили их на работу. Каждое утро в 7.45 к остановке подходил автобус, который набивался битком. Необходимо было установить бомбу так, чтобы она не привлекла к себе внимания. Раздобыв повозку, загрузили её лучшими фруктами и овощами, какие только смогли отыскать, - продукты были из провинции Параван. Цены установили более чем приемлемые - ниже, чем где бы то ни было. Как местные, так и советские привыкли видеть нас на этом месте и покупать продукты. Так продолжалось несколько дней. По ночам мы переделывали тележку. Приделали к ней двойное дно, куда смогли спрятать заряды, которые невозможно было бы найти даже при досмотре повозки. Удар был нанесен 2 октября 1983 года. В днище тележки мы установили пять зарядов. Вставили таймер-детонатор, и установили на 17.45. В задании принимали участие 6 моджахедов. Оружия у нас не было. Мы, как обычно, прикатили повозку-прилавок на остановку. Вокруг столпились шурави, посмотреть что хорошего привезли. Мы же незаметно растворились среди местных, отойдя от тележки. Взрыв произошёл в 7.45, перед самым прибытием автобуса. Взрывом убило 13 советских, ранило 12 и повредило магазин по соседству. Несмотря на проческу, никто из наших арестован так и не был.

   Многие находят аморальным и предосудительным проведение взрывных акций, однако мало кто обеспокоен авиа-бомбежками. А ведь ни те, ни другие не отличаются высокой точностью и избирательностью, в обоих случаях гибнут невинные мирные люди. Разница лишь в величине зарядов и способах их доставки. У моджахедов не было авиации, и выбор зарядов был весьма ограничен. Шурави имели ВВС и наносили широкомасштабные бомбовые удары в течение всей этой войны.
  
Али Ахмад Джалали. Выдержки из книги "По другую сторону горы: Тактика моджахедов в советско-афганской войне"






















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.



Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 19 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |