Четверг, 24.08.2017, 00:12 





Главная » 2016 » Июнь » 28 » ТИПА "ПОБЕДИЛИ"
01:31
ТИПА "ПОБЕДИЛИ"

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.









           ТИПА "ПОБЕДИЛИ"





    Обрывки фраз, фрагменты фото... - лохмотья памяти хранят.
                                                                               
    (… як батько каже)























"Нежданная война"  В.В.Андреев

(Андреев Василий Викторович,в 1979 - заместитель командующего авиации ТуркВО по тылу. В Республике Афганистан - с августа 1979 г. по июнь 1982 г. Непосредственно занимался организацией и обеспечением боевых действий ВВС 40-й армии,генерал-майор авиации).

"В январе 1981 года под Ленинградом, в Красном Селе, в учебном центре академии тыла и транспорта проходили сборы руководящего состава тыла Вооруженных Сил, с привлечением командующих войсками военных округов, командующих флотами, начальников политуправлений округов и начальников военных академий.
 
На этом сборе участвовали и мы - я и начальник тыла 40-й армии генерал-майор В.И.Пивоваров. Первый день мы занимались все вместе, затем расходились по секциям - проводилось командно-штабное учение.

Виктор Иванович Пивоваров должен был доложить на высоком собрании об опыте медицинского обеспечения боевых действий 40-й армии в Афганистане. На доклад отводилось 25 минут перед перерывом на обед. Виктор Иванович, видя перед собой солидную и ответственную аудиторию, не подозревая плохого, доложил цифры убитых и раненых за 1980 год и тяжелейшую картину с обеспечением медикаментами, оснащением медучреждений оборудованием, инструментами, бельем и т.д.

Вопросов докладчику задавать не позволяли: объявили перерыв. Я двинулся к трибуне, где Пивоваров собирал листки своего доклада, чтобы вместе идти в столовую.

С Маршалом Советского Союза Семеном Константиновичем Куркоткиным мы подошли к Пивоварову одновременно. Куркоткин меня хорошо знал, и потому я держался уверенно и подумал: "Сейчас он поблагодарит Виктора Ивановича за содержательный доклад", но, поближе увидев лицо Куркоткина, понял: благодарности не будет.
 
Первыми словами маршала были: "Товарищ Пивоваров! Кто вас тянул за язык оглашать сведения совершенно секретного характера? Такую информацию мы не доводим до командующих войсками. Даже члены Политбюро и то не все получают подобные сведения". Далее было несколько грубых и обидных фраз. Таким Куркоткина я видел впервые. Обычно сдержанный и спокойный, он был неузнаваем. Слушая маршала, ушам своим не верил, однако, усвоил, что язык нужно держать далеко за зубами.

Хвала досужим и напористым журналистам, что, начиная с 1983 года, когда "груз-200" стал частым явлением во всех регионах СССР, а на Урале и в Сибири очень частым, потому что в Афганистан в 1980-1981 годах и, наверное, далее шли призывники именно оттуда, они разрушили "крепостную стену молчания" и стали писать из ДРА, а не из Н-ского гарнизона. В числе первых Артем Боровик опубликовал серию статей о боях в Афганистане - как есть в действительности, без прикрас. Это было первое честное описание войны.

В перерывах на совещаниях и советах коллеги-собратья по оружию задавали много вопросов. Вот только отвечать на них мы не могли откровенно и правдиво.

Я до сих пор не верю официально принятой цифре боевых потерь в Афганистане. По моему мнению, она должна быть раз в 12-15 больше. Это мое личное мнение.

После "благодарности" маршала В.И.Пивоваров дня два ходил подавленный и униженный."


































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































Передав 43-ю заставу афганскому батальону, ребята оседлали свои БМП и приготовились к трудному, почти 15-часовому переходу через Саланг. Взревели движки, и потому, быть может, выстрела-то никто четко не расслышал. Просто один солдат, запрокинув голову, словно разглядывал что-то на вечернем небе, вдруг стал валиться на бок: пуля прошла через шею навылет. Минут через сорок он скончался, так и не приходя в сознание… Конечно, кто-то должен был стать последним советским солдатом, павшим в Афганистане. 7 февраля 1989 года, за несколько дней до окончания войны, младший сержант Игорь Ляхович взял это на себя. Его застывшее тело завернули в одеяло, положили на промерзшую броню БМП и так везли до самой границы…
                                                                                                                                                   Артем Боровик.











Этого столба не было до 14 февраля 1989 года. В ночь с 14 на 15 его притащили откуда-то и установили. Борис Громов приказал его подкрасить и подмазать, а на завтра 15 февраля после выхода последней колонны моего родного 177-ого ООСпН из Афгана у этого столба не фотографировался только ленивый. Борис Всеволодович сделал классный пиар себе этим столбом. Журналисты писали кипятком и спорили за возможность сфотографировать последних выходцев из Афгана и Громова возле этого столба. Вот только бойцы нашего отряда сниматься возле столба не хотели. У нас в предпоследнем БТРе лежало тело последнего погибшего за рекой Игоря Ляховича.
                                                                                                                                                      Игорь Кольцов











































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































 "Множество солдатских семей собралось и в Термезе. Они сутками ждали своих ребят прямо у границы, не зная даже примерно, когда произойдёт встреча, и состоится ли она вообще именно здесь. Никто даже не подумал о том, чтобы сообщить людям – какая часть, где и когда будет пересекать государственную границу. Для этих мечущихся от солдата к солдату отцов и матерей мы оказались единственными информаторами и связующим звеном между теми, кто ещё шёл через обледеневшие горы, нёс службу на блокпостах вдоль дорог, мёрз на белёсой от высокогорного мороза броне. У меня до сих пор хранятся десятки клочков бумаги с наспех нацарапанными номерами частей, полевых почт, солдатскими именами. «Если встретите, передайте, что мы ждём в Термезе», – просили люди. И мы, действительно, нередко встречали случайно, находили специально, снимали нашей камерой тех, кого так ждали на Родине, на берегу той самой проклятой реки, что ещё разделяла войну и мир.

 Итак, был тёплый, солнечный понедельник… Проводив накануне через границу предпоследнюю часть, мы провели с утра собственную генеральную подготовку к возвращению домой. На бельевых верёвках, оставленных между коттеджами их бывшими хозяйками, сушились уже наши тельняшки, подворотнички от камуфляжа и прочие тщательно выстиранные шмотки… Но впереди ещё были две ночи. И, судя по тому, что было вчера, спокойствия не предвиделось. С наступлением темноты на афганском берегу Амударьи начиналась вакханалия. От злобы на нас и страха перед моджахедами, которые уже подошли к городу практически сразу за нами, афганские солдаты, «зелёные», как их называли, палили из всех видов оружия: от автоматов до миномётов и лёгкой артиллерии. Плюс к этому горели и взрывались костры из боеприпасов, от которых освобождались наши солдаты перед переходом границы. Одним словом, было весело…

 Осталось и ещё одно страшное воспоминание. Это судьбы наших сапёрных собак. На войне они – явление особое. Специально обученные собаки идут впереди сапёров, ориентируясь только на свой нюх. Сколько солдатских жизней они спасли…  А сами, ничем не защищённые, гибли на минах, получали тяжёлые ранения и контузии. Но их всегда старались выходить, оставляли в подразделениях, лечили, кормили тем, чего подчас не хватало самим. Вместе с солдатами возвращались с войны и они. Моему оператору Борису Романенко удалось снять в те дни потрясающий кадр. Наши войска преодолевали высокогорный перевал Саланг. Стоял жуткий мороз. И вот на заиндевевшем носу одного из БМП сидела совершенно седая от инея овчарка. Ни ветер, ни мороз не могли согнать её внутрь машины. Она была на службе, она была на посту, она охраняла своих боевых товарищей. Так вот, этих, в прямом смысле, фронтовых друзей бойцам приходилось оставлять на границе, на её афганской стороне. Таковы были суровые правила пограничного карантина. Брошенных же на афганской земле, их ждала верная гибель. Причём очень скорая. Дело в том, что афганцы ненавидели наших собак. Те отвечали им взаимностью: издалека чуя специфический запах тела и одежды, готовы были разорвать каждого в клочья. И вот теперь у границы афганцы безжалостно убивали из автоматов оставленных нами верных псов. Их предсмертный вой сливался с ночной канонадой…

 … Уже тогда ничего и никому не было нужно. Так же, как потом никому не нужны стали судьбы прошедших Афганистан, искалеченных этой войной людей, убитых горем потерь семей. И началось это тогда же, в последние дни и часы войны. Помню, как равнодушно и высокомерно раздавали солдатам памятные часы. Их привезли с собой прямо в фабричных ящиках чистенькие и надменные московские полковники из ГЛАВПУРа. Они совали копеечные дерматиновые коробочки в натруженные солдатские руки, стесняясь или брезгуя смотреть в лица. А потом, по ту сторону границы, после громких митингов и пышных речей, вернувшихся домой с войны, словно преступников, сгоняли на специальные площадки, оцепленные не нюхавшими пороха подразделениями, расформировывали, разгоняли по дальним гарнизонам боевые части и подразделения, увозили в запасники знамёна, покрытые славой и отцов и сыновей".

                                                                                        корреспондент ЦТ Михаил Лещинский



















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.


Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 201 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |