Вторник, 21.11.2017, 18:31 





Главная » 2017 » Сентябрь » 11 » ...0028
21:43
...0028

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.



«Своих не бросаем?»






Счет потерям советских военнослужащих в Афганистане был открыт уже при вводе войск 25 декабря 1979 года, когда, не рассчитав высоту, врезался в гору и разбился самолет ИЛ-76 с экипажем и 67 десантниками.  

1



25 декабря 1979 года Советский Союз начал ввод своих войск на территорию Афганистана. Подготовка к этому велась несколько дней, в том числе ещё в середине месяца самолёты военно-транспортной авиации были перебазированы на аэродромы в Туркестанском военном округе. Приказ на пересечение советско-афганской границы был отдан в 15:00, а в 18:00 местного времени (15:00 по московскому времени) военно-транспортные самолёты начали переброску десанта по воздуху на аэродромы Кабул и Баграм. В числе прочих в этом воздушном мосте принимал участие и борт 86036, внутри которого находилось инженерное подразделение 350-го ПДП, а также два автомобиля — Урал-375, гружённый боеприпасами, и топливозаправщик. Сама подготовка проходила в спешке, и полёт экипаж выполнял, находясь во «взвинченном» состоянии. Борт 86036 вылетел из Мары и направился к Афганистану в составе тройки.

Переброска войск по воздуху проходила в высоком темпе. Уже стояла ночь и шёл снегопад, а Ил-76 прибывали с интервалами в несколько минут. Но вскоре с авиабазы Баграм сообщили, что до сих пор не прибыл седьмой по счёту самолёт, которым был борт 86036. С аэродрома Мары при этом передали, что он вылетел от них. Были опрошены экипажи других самолётов, и экипаж восьмого самолёта сообщил, что при выполнении захода он увидел, как в темноте слева по курсу возникла вспышка. Это в данной ситуации означало, что Ил-76 разбился.

30 декабря в 16:00 с вертолёта Ми-8 борт 420 доложили об обнаружении места катастрофы — высота 4269 (36 километров от Кабула). Отклонившись от схемы захода, самолёт в 19:33 ударился о гребень скалы и разломился пополам, после чего части фюзеляжа упали в ущелья и разрушились. Все люди на борту погибли. На то время это была крупнейшая авиакатастрофа в Афганистане и с участием Ил-76. 1 января в 10:30 поисковая экспедиция обнаружила переднюю часть фюзеляжа с телами лётчиков. Остальная часть фюзеляжа с десантниками, техникой и вооружением упала в труднодоступное ущелье. Обнаружить её удалось только в 2005 году.

Википедия


1



   По Вашей просьбе направляю материалы личных рабочих записей о проведении поисково-спасательных работ самолета ИЛ-76, потерпевшего катастрофу в окрестностях Кабула 26.12.1979 года.
   26.12.1979. При выполнении посадочного маневра потерпел катастрофу самолет ИЛ-76 с экипажем, десантниками и техникой на борту. Он врезался в одну из вершин, окружающих аэродром Кабула. В результате погибли 7 человек экипажа и 34 десантника. На улице уже темнело и эху мощного взрыва в горах предшествовала сильнейшая вспышка, мгновенно осветившая заснеженные горные вершины.
   Утром генерал-майор Егоров А.А. вылетал на вертолете МИ-8 в предполагаемый район катастрофы, но точного места падения из-за сильного снегопада не нашли.
   28.12.1979. Руководитель оперативной группы Военно-транспортной авиации генерал-полковник Гайдаенко вызвал группу альпинистов ЦСКА, которые проходили тренировочные сборы на Тянь-Шане, для поиска жертв катастрофы ИЛ-76, документов экипажа и сопровождающих. В составе группы 2 прапорщика, остальные - гражданские. Для них это было полной неожиданностью и они очень сожалели, что с ними нет обеспечивающего их вертолета, экипаж которого натренирован для посадок и спасательных работ в горах. Все альпинисты в ярких пуховках заметно выделяются среди серо-зеленой массы войск.
   29.12.1979. Группа альпинистов с охраной и обеспечением (28 человек) на двух автомобилях "УРАЛ" и одном БТР в 9.55 отправлена в горный район предполагаемой катастрофы.
   30.12.1979. В 12.30 генерал-полковник Гайдаенко сообщил: на горе высажено 8 альпинистов, 2 авиационных инженера и 5 десантников. Есть договоренность с госпиталем о перевозке тел, погибших в авиационной катастрофе, в морг.
   Список группы альпинистов, прибывших для выполнения задания (10 человек): Ильинский Е.Т. (руководитель группы), Смирнов В.А., Валиев К.Ш., Хрищатый В.Н., Попенко Ю.С., Фомин С.Г., Пантелеев Н.В., Луняков Г.Е., Роднищев В.Е., Воскобойников А.П.
   В 15.45 состоялся сеанс связи с альпинистами через радиостанцию Р-118.
   В 16.00 с вертолета МИ-8 бортовой N 420 поступило сообщение: обнаружил гребень горы в месте удара ИЛ-76, одна часть самолета на одной стороне, другая - с другой стороны гребня, наиболее интересующие части находятся с противоположной стороны того склона, на котором установлена палатка альпинистов.
   31.12.1979. Кабул. Погода: сильный снегопад, нижний край не просматривается, видимость менее 1 км, температура около 0.
   Доклад альпинистов по радио: погода плохая, сильный ветер, снегопад, при улучшении погоды продолжим поиск и выйдем на связь, площадка для посадки вертолета есть, для обеспечения жизни и работы необходимы: 3 раскладушки, 3 матраса, пять 8-кратных биноклей, 5 одеял, дрова и сигареты.
   01.01.1980. В 10.30. Оперативный дежурный 103 мсп сообщил: альпинисты нашли кабину Ил-76 с останками тела Шишова - командира корабля.
   02.01.1980. В 13.20 была связь с группой альпинистов - у них все нормально.
   Итогами поисково-спасательных работ в полном объеме не располагаю.
  
   С искренним уважением
   Заместитель председателя Государственного комитета
   Украины по делам ветеранов В.Аблазов


1



25 декабря 1979 года в Кабул была направлена эскадрилья военных транспортных судов с десантниками. Один из самолетов - Ил-76 с экипажем и 67 бойцами – разбился на подлёте к городу. Что произошло – был ли самолёт подбит или это случайная авария – до сих пор не выяснено. Борт врезался в гору на высоте примерно в 5 тысяч метров над уровнем моря, развалился на две половины. И по сей день там и лежит.

Тамара Беласикова, мама погибшего девятнадцатилетнего десантника Валерия, говорит, и тогда знала, что хоронила пустой гроб. В интервью несколько лет назад она рассказывала: «13 января 1980 года привезли упакованный ящик. И наш сосед хотел открыть гроб. А военком увидел, как закричал: «Не сметь!» Ребята гроб несут и говорят: «О, какой легкий». Я говорю: «А что вы хотели? Мешок земли если положили и форму, то хорошо».
 
Но в те годы, очевидно, что никто ничего выяснять не стал. О катастрофе общественности не сообщалось. Расследование не проводилось. И сегодня произошедшее не воспринимается как факт той войны. Тем не менее, в Казахстане есть люди, которые видели и обломки, и тела. Это альпинисты бывшего Спортивного клуба САВО советской армии: Ерванд Ильинский, Вадим Смирнов, Николай Пантелеев, Григорий Луняков, Сергей Фомин, Казбек Валиев, Валерий Хрищатый. Их под большой секретностью вызвали в полной экипировке, вооружили пистолетами и посадили на транспортный самолёт. Только в воздухе, когда пересекали границу СССР, они узнали, что летят в Афганистан. Потом им объяснили, что это не совсем спасательная операция. Выяснилось, что на борту того, разбившегося Ил-76 был офицер с портфелем, а в портфеле – информация о вводе войск. Его – пока не попал в руки врага – и должны были найти альпинисты. Они нашли. Тела на месте аварии тоже собрали, но поступила команда не вывозить ничего, кроме ценного кейса. Эта операция также не была зафиксирована ни в одном документе.
 
М. Михтаева


1



«В 19.33 по московскому времени (21.03 время местное) самолет «Ил-76» (бортовой номер 86036), принадлежащий 128-му Паневежисскому полку 18-ой военно-транспортной авиационной дивизии, базирующейся непосредственно перед вводом войск в Афганистан в казахстанском Чимкенте, заходя на посадку в кабульском аэропорту, взрезался в вершину хребта на высоте 4662 метра над уровнем море примерно в 60 километрах от пункта прибытия. На его борту находилось 7 членов экипажа, 34 десантника, три техника – всего 44 человека, а также 19 передвижных полевых кухонь, тех самых, из которых подполковник Небабин обещал напоить чаем Суслика. В катастрофе никто не выжил. Раскаты этого крушения были слышны в Кабуле, вспыхнувшее в вечернем небе зарево распространилось на десятки километров, но тогда все приняли отголоски этой трагедии за некое природное явление.

Ударившись о гребень хребта, «борт №86036» раскололся на две части. Обломки кабины соскользнули по пологому склону и зацепились за оказавшуюся у них на пути небольшую скалу, оставшись лежать на высоте свыше 4 километров 600 метров над уровнем моря недалеко от места крушения. А фюзеляж с останками десантников рухнул в глубокое труднодоступное ущелье. Потерю «Ил-76» заметили только тогда, когда все военно-транспортные самолеты вернулись к месту базирования в Чимкент. Стали пересчитывать борта, одного не досчитались, и только после этого бросились искать. Ой, бардак! Ой, бардак!

Группа озабоченный высших офицеров во главе с генералом, с которой мы столкнулись в кабульском международном аэропорту, совершила облет места авиакатастрофы «борта №86036». Кабина была доступна для спасателей, а вот фюзеляж… В глубоком ущелье повсюду валялись обломки самолета, покореженные фрагменты вспомогательной техники – эти самые 19 полевых кухонь, кое-где на снегу просматривались человеческие останки. Добраться до них будет нелегко, сделали вывод члены только что назначенной комиссии по установлению причин и обстоятельств крушения. Большая страна, пославшая своих сыновей на верную, лютую погибель, тогда умолчала об этом прискорбном факте.

И все равно ощущения войны, несмотря на расстрел Тадж-Бека, не было. Армия готовилась отмечать новый «олимпийский» год. По традиции, 1 января все перепились, празднуя легкую, как тогда представлялось, победу над «врагами афганской революции», потом еще два дня, согласно той же устоявшейся традиции, похмелялись. Только 4 числа группа из восьми спасателей-альпинистов, специально сформированная в Казахстане и Киргизии, высадилась на хребте Гиндукуша, ставшем роковым препятствием на пути «борта №86036». В кабине обнаружили тело заместителя командира экипажа воздушного корабля по фамилии Шишов. А вот до фюзеляжа добраться так тогда и не смогли. Поисково-спасательную операцию (хотя кого уже можно было спасти, но так эти тщетные действия принято называть на профессиональном языке) свернули, едва начав, а гибель самолета, так практически и не расследовав ее причины, списали на превратности войны, которая с первого до последнего дня так и не была официально объявлена. Слава богу, что хоть жертвы авиакатастрофы признали погибшими, а не пропавшими без вести, как того требовали инструкции, ведь тела так никто и не видел, что позволило их родным рассчитывать хоть на какую-то мизерную помощь со стороны «благодарного» государства. На их могилах повсеместно – от Эстонии до Урала и далее до Сибири – установили памятники-кенотафы – захоронения без погребений. В урнах вместо праха – лишь горсть грязной земли чужбины.

Только четверть века спустя, в 2005 году, удалось организовать поисковую экспедицию к останкам рухнувшего «борта №86036». Собрать прежнюю группу, уже знакомую с особенностями местности, не довелось. Трое из восьми альпинистов, безуспешно пытавшихся спуститься в ущелье 4 января 1980 года, к этому времени погибли при восхождениях на разные вершины. Новая группа, оказавшись на дне трехсотметровой пропасти, обнаружила там фрагменты фюзеляжа, груды ржавого железа. В самом месте падения, непосредственно под обломками образовалась достаточно глубокая впадина, превратившаяся со временем в топкое место, что затрудняло поиск. Энтузиасты обратились за финансовой помощью к правительствам ныне суверенных стран постсоветского пространства, чьи граждане так и лежат здесь не погребенными, намереваясь извлечь останки более сорока человек, погибших в данном воздушном инциденте, чтобы потом с почестями предать их земле в родных местах. Однако пока властные структуры молодых независимых государств никак не отреагировали на этот призыв».

С. В. Скрипник


1



Роковая высота: останки погибших десантников не найдены до сих пор.

Виктория Смит

…25 декабря 1979 года началась посадка дивизии в военно-транспортные самолёты Ил-76, и в 18:00 по местному времени самолёты один за другим поднялись в воздух и взяли курс на Кабул и Баграм. В числе прочих в этом воздушном мосте принимал участие и борт 86036, внутри которого находилась рота десантного обеспечения 350-го ПДП, 17 полевых кухонь, а также два автомобиля «Урал», гружённые боеприпасами, и автоцистерна с горючим.

Переброска десанта по воздуху проходила в высоком темпе. Уже стояла ночь, шёл снегопад, а военные транспортники прибывали с интервалами в несколько минут. Вскоре с кабульского аэродрома сообщили, что до сих пор не прибыл седьмой по счёту самолёт, которым был борт 86036. С авиабазы Энгельс при этом передали, что он вылетел от них. Были опрошены экипажи других самолётов, и экипаж восьмого сообщил, что при выполнении захода видел в темноте, слева по курсу, яркую вспышку. Об этом взрыве позже говорили и другие очевидцы. В данной ситуации это означало, что борт 86036 разбился. Позже выяснилось, что самолет при заходе на посадку задел брюхом за вершину хребта Гиндукуш и взорвался, примерно в 60-ти километрах от места назначения.

По разным данным, в этой авиакатастрофе погибло от 47 до 67 человек (точно известны имена семи членов экипажа, трех офицеров инженерно-авиационной службы и тридцати семи десантников

Это была первая потеря советских Военно-воздушных сил в Афганской войне...

(…привезли цинковый гроб. Скорбный груз был под конвоем, и его запрещено было открывать. Но родные нарушили запрет и открыли. В цинковом гробу был деревянный, а в нём — цинковая урна, и она была пуста).

Секретная операция.

Оперативное руководство ВДВ и ВВС в Афганистане не сразу зафиксировало исчезновение самолёта. Это связано с тем, что в тот момент в Кабуле и Баграме полным ходом шла масштабная посадочно-десантная операция. Военные транспортники с людьми и техникой почти безостановочно садились на взлётную полосу и после разгрузки снова взлетали, уступая место следующим за ними самолётам. Примерно через два с половиной часа после авиакатастрофы (около десяти часов вечера) оперативному руководству советских войск в Афганистане стало очевидно, что борт 86036 взорвался при подлёте к Кабулу, об этом скорбном факте сразу было доложено в Москву. Руководство Министерства обороны СССР тотчас направило в Кабул заместителя командующего ВВС Советского Союза, генерал-полковника И. Д. Гайдаенко для расследования причин авиакатастрофы.

Утром 27 декабря 1979 года группа высших офицеров на вертолете Ми-8 попыталась найти место авиакатастрофы Ил-76. Но из-за сильного снегопада место гибели транспортника установить не удалось. Вот тогда и стало очевидным, что без профессиональных альпинистов добраться до места трагедии будет невозможно.

Выбор пал на группу альпинистов из Казахстана, входивших в состав Центрального спортивного клуба армии (ЦСКА) Краснознамённого Среднеазиатского военного округа. Руководителем группы из восьми человек был назначен знаменитый Ерванд Тихонович Ильинский — главный тренер сборной Казахстана по альпинизму, заслуженный тренер СССР. Перед альпинистами была поставлена задача — найти место авиакатастрофы ИЛ-76 и извлечь останки погибших, также им надлежало найти «чёрный ящик» и секретные документы, содержащиеся в неком «чёрном портфеле». 27 декабря в восемь часов вечера альпинисты были уже на афганской земле. Их появление в Кабуле совпало с началом операции «Байкал-79». В эту ночь десантники и спецназовцы захватили штурмом важные правительственные и военные объекты в Кабуле, а также дворец президента Амина. Война началась...

Утром 28 декабря группа Ильинского приступила к поисково-спасательной операции и на вертолете Ми-8 вылетела к месту катастрофы самолёта. Его обнаружили в тот же день — на горной вершине хорошо были заметны обломки Ил-76. Однако посадить винтокрылую машину на горные кручи вертолётчики не смогли — не хватило профессионального опыта лётной работы в высокогорье.

На следующий день спасатели попытались добраться до места на автомобиле «Урал», который сопровождала БМД с отделением десантников. Но и на этот раз добраться до места крушения самолёта не удалось — помешала промоина на дороге, которую нельзя было ни преодолеть, ни объехать. Пришлось возвращаться. По прибытии на базу Ерванд Ильинский предложил руководителю операции вызвать гражданских пилотов, с которыми альпинисты не раз сотрудничали. «Для них посадить вертолёт в горах — плёвое дело», — сказал он. Положение усугублялось ещё и тем, что в том районе, откуда вернулись спасатели, обострилась обстановка, и новая попытка добраться наземным способом могла привести к ненужным жертвам.

Весьма оперативно вертолётчики из Киргизии прибыли в Афганистан, и 31 декабря альпинисты в сопровождении двух авиационных инженеров и пяти десантников были доставлены к месту катастрофы ИЛ-76. Приземлиться вертолёты не смогли, так как на этой высоте не нашлось подходящей площадки. Поэтому поисково-спасательной команде пришлось десантироваться из зависших вертолётов с высоты нескольких метров прямо на покрытую снегом горную кручу. Как только были установлены палатки, пошел обильный снегопад.

Высокогорье, непогода, место гибели десятков людей — вот в таких условиях и встречали спасатели Новый 1980 год...

Утром 1 января, несмотря на мороз и выпавший толщиной до метра снег, начались поисковые работы. Работать пришлось в экстремальных условиях, ведь на месте авиакатастрофы были разбросаны снаряды и мины. Сперва была найдена кабина Ил-76. Остальная же часть самолёта в результате сильнейшего взрыва перелетела через горный гребень и рухнула в глубокое ущелье.

Так как в задачу входил и поиск останков экипажа и десантников, то альпинисты собирали их в пластиковые мешки. То, что осталось от наших парней, было жутким зрелищем. По словам Ильинского, это были даже не разрозненные части тела, а что-то наподобие спрессовавшихся брикетов. Все найденные останки уместились на одних носилках. Собирали, пока прилетевший руководитель операции генерал-полковник Гайдаенко не дал команду — людьми не заниматься, а искать только «чёрные ящики». К тому времени как раз нашли портфель с секретной документацией. На этом первая часть операции была закончена. Всех возвратили в Кабул.

На следующий день поисковые работы возобновились. Теперь спасателям предстояло попытаться найти «чёрные ящики» и останки десантников, которые с развороченным от сильнейшего взрыва фюзеляжем рухнули в глубокое ущелье с почти отвесными склонами. «Чёрный ящик» (вернее то, что от него осталось после взрыва) альпинисты нашли, но его содержимое было погребено снежной лавиной. Останки же тел десантников извлечь со дна ущелья тогда не удалось. Для спасателей эта миссия оказалась невыполнимой. Поисково-спасательные работы были прекращены. В своих воспоминаниях Ерванд Ильинский писал, что после того как портфель с секретными документами был найден, военные потеряли интерес к спасработам. «Мне показалось, что вообще всё именно из-за этого портфеля было затеяно», — говорил он.

Группа казахстанских альпинистов 4 января 1980 года на самолете ТУ-134 вылетела в пограничный советский город Термез, откуда спасателей доставили в Алма-Ату. Об уникальной операции армейских альпинистов по поиску на высоте 4269 метров погибшего Ил-76 многие годы ничего не было известно, а сами её участники, несмотря на обещание генерал-полковника Гайдаенко наградить их за найденный портфель орденами Красной Звезды, так и не удостоились наград. В 2014 году Ерванд Ильинский в интервью «Новой газете» сказал: «Слали запросы в Москву, в архив Министерства обороны. Без толку. Операция-то была секретная. Так, видно, засекретили, что рассекретить не могут до сих пор».

О погибших же в этой авиакатастрофе десантниках на долгое время вообще забыли...

Продолжение истории.
 
Прошло много лет. За это время наша страна претерпела множество метаморфоз. К сожалению, ни бывшая, ни нынешняя власти не организовали поисковую экспедицию к месту крушения Ил-76, чтобы попытаться собрать останки погибших десантников и с воинскими почестями предать их земле. Начиная с «нулевых» годов розыском погибших и пропавших без вести военнослужащих в Афганистане стала заниматься общественная организация — Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав государств — членов СНГ, который более 20-ти лет возглавлял Герой Советского Союза Руслан Аушев.

В 2004 году в России вспомнили о той давно забытой авиакатастрофе. Произошло это при следующих обстоятельствах. Некий гражданин Афганистана, в 80-е годы контактировавший с советской разведкой, сообщил, что ему удалось отыскать место катастрофы, а также сделать фотоснимки. Фотографии и фрагменты самолёта были переданы в Россию. Экспертиза установила, что это тот самый Ил-76 с бортовым номером 86036. Известно, что на борту, помимо другой техники, были полевые кухни, предназначенные для 350-го парашютно-десантного полка. Так вот, на фото отчётливо видны колёса именно этих кухонь. Тогда же Комитет по делам воинов-интернационалистов принял решение организовать поисковую экспедицию.

Собрать казахстанскую группу альпинистов, которая побывала на месте сразу после катастрофы, не удалось, так как к тому моменту трое из восьми альпинистов погибли, штурмуя горные вершины. Было принято решение создать группу добровольцев из числа ветеранов афганской войны. Руководителем был назначен Михаил Желтаков. В состав группы вошли ещё трое бывших десантников-афганцев, имевших опыт поисковых работ в Афганистане.

В начале сентября 2005 года со второй попытки поисковой группе на вертолёте удалось достичь злополучного места, которое находится у населённого пункта Сурхи-Парса. Местные жители объяснили, где искать нужное место. Вертолёт поднялся в воздух, и спустя десять минут перед взором поисковиков предстала картина, от которой сжалось сердце. Воронка, образовавшаяся на месте падения самолёта — огромная яма, заполненная водой. Вокруг разбросано ржавое железо. Приземлиться, возможности нет. Сбросили с вертолёта памятный знак, сделали круг памяти и спустились вниз. Взяв снаряжение, поисковики вскарабкались на хребет, за которым лежал погибший самолёт. На высоте установили второй памятный знак.



Экспедиция достигла цели — место авиакатастрофы найдено и занесено на карту исторической памяти как высота 4269. Но не найдены останки погибших десантников, потому что если что и осталось от воинов комендантской роты, то этот тлен покоится на дне ущелья, которое и по сей день недоступно для альпинистов-профессионалов.

В 2009 году, в канун 30-летия ввода советских войск в Афганистан, вблизи места авиакатастрофы на скальной поверхности были закреплены памятные плиты. На одной — изображение военно-транспортного самолёта Ил-76 и дата «25.12.79», на другой — фамилии 37 десантников и семи летчиков, погибших в первый день ввода советских войск в ДРА. Внизу этой плиты — надпись «Вечная память героям. 25.12.1979 г.».


1

1


 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.


Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 27 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 |