Воскресенье, 21.10.2018, 23:45 





Главная » 2018 » Июнь » 22 » Вот как – то так все и было 10
09:56
Вот как – то так все и было 10

 Данное изображение получено из открытых источников и опубликовано в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав изображение будет убрано после получения соответсвующей просьбы от авторов, правохранительных органов или издателей в письменном виде. Данное изображение представлено как исторический материал. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после просмотра данного изображения.











1


        Вот как – то так все и было 10
1
                                                                                       (I.Bashutin)


























Белые пятна

Житель города Алматы Абзал Темешов – один из солдат первого потока, принимавших участие в этой войне в декабре 1979 года. О том, что едет на фронт, он узнал, по его словам, в самый последний момент.

Азаттык: Вы помните тот момент, когда отправились на фронт в Афганистан?

Абзал Темешов: Конечно помню. В то время я уже исполнил свой воинский долг, отслужил. Был женат, жена была беременна. 27 декабря 1979 года ко мне домой пришли офицер с сержантом и забрали меня. Мне не сказали, куда мы идем. Сказали, что таков военный порядок. Когда становились на учет после армии, нас предупреждали, что в любой момент могут вызвать на учения. Поэтому мы ни о чем не переживали и поехали. Нас повезли в одну из воинских частей на окраине Алматы и разделили по военным специальностям. Вызвали всех военнослужащих запаса. Всю ночь тайно грузили оружие, другую ночь провели среди военной техники. На следующий день нас повезли к поселку ГРЭС (сейчас поселок Отеген батыра. – Ред.),и целый полк отправили эшелоном.

Азаттык: Вы не знали, куда едете?

Абзал Темешов: Возможно, командиры наши знали, однако никто ничего не говорил. Мы все радовались, думали, что едем на учения. 1 января 1980 года мы выгрузились в городе Термезе на границе с Афганистаном. Там командующий сухопутными войсками генерал Соколов нам сообщил, что по просьбе правительства Афганистана «мы будем оказывать интернациональную военную помощь». Конечно, мы переживали. Однако патриотическому воспитанию в те времена уделяли большое внимание. Нас вдохновили политработники.

Азаттык: Перед вводом войск на территорию Афганистана проводили учения?

Абзал Темешов: Учения шли всего лишь три дня. 4 января мы вступили на территорию Афганистана. У нас не было ни бронежилетов, ни нормального обмундирования. На первоначальном этапе сразу стало понятно, что отсутствие опыта и советская тактика ведения боя совершенно не пригодны для сражений в условиях Афганистана. 13 января мы впервые вступили в бой с афганцами. Несмотря на слабое вооружение, они неожиданно пошли в атаку. Тогда погибло много солдат. Некоторые погибли из-за отсутствия опыта. На моих глазах четыре-пять человек взорвались на своем миномете. Я уцелел в этом сражении, отделался легким ранением.

Азаттык: После первого боя вы не жалели о том, что оказались на войне в Афганистане?

Абзал Темешов: Мы были молоды. Казалось, что после гибели друзей мы должны отомстить за них. Это называют психологией войны. Ко всему привыкаешь. После продвижения из Термеза мы передали под контроль советских войск такие районы Афганистана, как Талукан, Кундуз, Файзабад. Через полтора месяца я вернулся в страну.

Азаттык: По какой причине вас так скоро вернули домой?

Абзал Темешов: Похоже, что сначала планировали использовать опыт военнослужащих запаса. Погибло много солдат, их тела возвращали домой. Чтобы избежать лишних разговоров в стране, семейных военнослужащих запаса быстро вернули домой. Когда нас возвращали, наши командиры переживали, как они пойдут в бой с молодыми солдатами без опыта.

Мы не знали, что возвращаемся домой. Нас сразу увезли. Не поняли, то ли это было во сне, то ли наяву. Исхудавших, почерневших солдат в Алматы встретил один из командующих военного округа Сагадат Нурмагамбетов. Он всех нас поблагодарил. Нас мог встретить кто-нибудь из офицеров пониже чином. Однако он сам прошел войну, поэтому, наверное, понял ситуацию. Затем нас привезли туда, откуда забрали полтора месяца назад. Выдали нам нашу одежду и довезли до дома.

Азаттык: Наверное, вам запретили рассказывать об участии в Афганской войне?

Абзал Темешов: Запретили строго-настрого. Открыто об этом мы не могли говорить около десяти лет. Свидетельство об участии в Афганской войне я получил в 1989 году. После заявления известного академика Сахарова об официальном признании участия военнослужащих запаса в войне нас приравняли к участникам войны в Афганистане. Те, кто служил в рядах регулярной армии, этот статус получали сразу. Советское правительство не хотело признавать, что объявило мобилизацию перед войной в Афганистане, в которой принимали участие мирные граждане.

Азаттык: Ваши родственники знали, что вы были в Афганистане?

Абзал Темешов: Они узнали об этом, когда начали доставлять тела погибших там солдат. Сам я не говорил об этом. Жене написал одно письмо, дал знать, что со мной все в порядке. Однако вместо обратного адреса была лишь запись: «Мой адрес - Советский Союз».

Радио Азаттык  



































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































































Во второй декаде марта 1986 года наш 154-й отдельный отряд специального назначения с оживлением воспринял информацию о предстоящем проведении налета на перевалочную базу моджахедов. В целях конспирации ее место не оглашалось, но все знали, что действовать придется в горном кишлаке. За несколько дней до самого налета разведывательный отряд спецназ от 3-й роты в ходе разведывательно-поисковых действий в южных предгорьях Хадигара провел рекогносцировку района предстоящего налета.

Являясь старшиной 1-й роты спецназ, я должен был своевременно, согласно поданным командирами групп заявкам, получить на роту боеприпасы (на подготовку к налету и сам налет), сухие пайки и различное мелкое, но необходимое имущество. В хозяйственной суматохе я все же не забыл пристрелять личный автомат и доукомплектовать боеприпасами трофейный китайский пояс для автоматных магазинов, а проще — «лифчик».

19 марта разведывательные группы отряда с первыми лучами солнца были уже на аэродроме взлета армейской авиации Джелалабад. Я попросился в 1-ю разведывательную группу лейтенанта Виктора Красильникова, в которой, кроме самого Виктора, служили несколько моих близких товарищей — надежных сержантов и бойцов срочной службы. Я ведь и сам был почти их сверстником, недавно окончил школу прапорщиков воздушно-десантных войск в Прибалтике.

Полет от аэродрома взлета Джелелабад до площадки десантирования занял около 30 минут. О подходе к посадочной площадке я догадался по противозенитному маневру вертолета — рыскающему движению несущейся на максимальной скорости машины, чуть ли не цепляющей винтами и колесами шасси за проносящуюся под нами землю. Вибрируя корпусом, вертолет сбросил скорость и, подпрыгнув, присел на сопку. Покидали вертолет и занимали круговую оборону мы уже под грохот стрельбы — и нашей, и «духов». Фактор внезапности не сработал, и это ничего хорошего нам не сулило…

«Духи», предвидя последствия своего пребывания в кишлаке, зеленым оазисом примыкающем к горам Торгар (Черные горы), стремились прорваться из блокируемого селения между посадочными площадками нашего отряда. 2-я и 3-я роты сразу же вступили в бой с прорывающимся противником. Не имея возможности быстро укрыться от плотного огня противника, в первые мгновения десантирования получили ранения старшина 2-й роты прапорщик Юрий Яворский и радист роты. Несмотря на серьезное ранение, жизнь Юрия медикам удалось спасти. Радиотелеграфист получил пулевое ранение в область паха с повреждением артерии. При таком ранении, если оперативно остановить обильное кровотечение не удается, смерть наступает от потери крови в течение нескольких минут. Остановить кровотечение в области паховой артерии мог только медик, но его рядом не оказалось…

В течение 10–15 минут нам удалось сломить сопротивление мятежников. С первых минут боя стало ясно, что разведданные о нахождении на перевалочной базе караванного маршрута моджахедов бандгруппы численностью 15–20 человек явно устарели. Вокруг нескольких изолированных друг от друга домовладений мы насчитали около полусотни ослов и лошадей, что указывало на то, что в Кулале остановился на дневку крупный вьючный караван. Судя по количеству вьючных животных, сопровождающая караван бандгруппа могла насчитывать до 60 боевиков, что в последующем и подтвердилось. Таким образом, количественное соотношение личного состава нашего разведотряда, состоящего из 6 разведывательных групп по 10–12 разведчиков в каждом из 6 десантировавших нас вертолетов Ми-8МТ, и бандгруппы было не в пользу нападавших.

Несмотря на бой с прорывающимися из кишлака моджахедами, группам захвата отряда удалось захватить два домовладения с укрывающимися в них боевиками. Задача взять одно из домовладений была поставлена и нашей 1-й группе. При выдвижении к дому мы досмотрели нескольких убитых моджахедов и уничтожили еще нескольких. У одного из них лейтенант Красильников подобрал громкоговоритель и, вбежав во двор, стал подавать команды подчиненным, которые уже досматривали хозяйственные постройки. Всюду гремели разрывы гранат, и велась стрельба — «духи» не желали сдаваться без боя. В грохоте боя я все же услышал Витькины команды и побежал к нему. Забежав через ворота во двор, я увидел Красильникова уже лежащим на земле, чуть в стороне лежал мертвый санинструктор роты Миша Мочернюк. Рядовой Александр Политика и младший сержант Александр Кончанин были ранены в плечо и руку соответственно и находились под навесом вне зоны огня укрывшегося на втором этаже противника. Я бросился под спасительный навес. Меня прикрывали огнем Паша Рожновский и Толик Кушнеров. В этот момент, сменив позицию, духовский пулеметчик дал короткую очередь и смертельно ранил их обоих. У Рожновского вспыхнул на груди простреленный пулей «пирофакел» (наземный сигнальный патрон красного огня — НСП-КО). Пламя стало обжигать лицо уже мертвого Паши, и я инстинктивно бросился к нему, чтобы срезать нагрудник со злополучным пирофакелом. Сильный удар в грудь подбросил меня и я, ухватившись руками за подпирающий навес деревянный столб, стал медленно сползать на землю.

«Духовский» пулеметчик, вооруженный чехословацким 7,92-мм пулеметом ZB/VZ-26 «Brno» (более известна его английская 7,71-мм модификация «Bren»), фактически вывел из строя всю группу лейтената Красильникова. Под навесом, вне зоны его огня остались сержант Василий Коваленко и рядовой Сергей Резвов.

Вася Коваленко бросил мне плащ-палатку, к углу которой была специально привязана веревка. Превозмогая боль, я накатился на нее, вцепившись руками и зубами в спасительную ткань, и Вася волоком затащил меня под навес. Серега Резвов огнем АКМС прикрыл нас, не давая пулеметчику высунуться в проем двери, ведущей наверх лестницы. Вася вколол мне раствор промедола (обезболивающее средство) и перебинтовал мне живот поверх одежды, использовав свой и мой индивидуальный перевязочный пакет, так как вытекавшая из раны кровь, когда я лежал, проступила именно там. Свою ошибку он понял тогда, когда по моей просьбе посадил меня, и я прислонился к стене. Рана была выше повязки — две пули попали в грудь, и кровь, вытесняемая воздухом из пробитого правого легкого, хлынула из раны. Третьего перевязочного пакета у нас не было… Его по Васькиной просьбе бросил нам из-за калитки рядовой Александр Егоров (он погиб 10 дней спустя — 29 марта при отражении контратаки моджахедов в ходе захвата укрепрайона «Карера»). Легкий матерчатый пакет не долетел нескольких метров до навеса. Я не успел удержать Васю, как он в порыве спасения моей жизни потянулся за ним… Пулеметная очередь где-то над моей головой сменилась оглушительной тишиной. Вася неподвижно лежал, сжимая в руках перевязочный пакет.

В это время разведчики соседних групп и подгрупп уже спешили к злополучному двору. Последнюю точку в этой трагической истории поставил заместитель командира 3-й роты лейтенант Геннадий Удовиченко. Возглавляя одну из пришедших нам на помощь групп, он решился на отчаянный шаг. Организовав эвакуацию раненных и погибших разведчиков со двора, он в одиночку пробрался к помещению, где укрывался вражеский пулеметчик. Крича что-то невидимому противнику, создавая видимость нахождения во дворе группы разведчиков, он закрепил на потолке штурмовой заряд «Шиза». Поджечь огнепроводный шнур Геннадию удалось не сразу, и мы уже волновались из-за его длительного отсутствия. Уверенность вселяли лишь бодрые «команды» Геннадия и короткие очереди его автомата. Едва Гена появился в проломе ограждения духовского подворья, как под пулеметчиком прогремел мощный взрыв.

Только тогда мы узнали, что все это время нам противостоял всего лишь один человек…

Когда бой окончательно затих, меня, лейтенанта Красильникова и других раненных эвакуировали в медицинскую роту 66-й отдельной мотострелковой бригады. Спустя 3 дня Витя Красильников умер на госпитальной кровати от полученных в бою ран.

Первое, что я сделал, поправившись после ранения, — это посетил мать Васи Коваленко в селе Лыповеньки Кировоградской области на Украине. До последних дней своей жизни Васина мать хранила военную форму и награды сына — медаль «За Отвагу», два ордена Красной Звезды и орден Красного Знамени.

Прапорщик Юрий Дурнев, кавалер двух орденов Красной Звезды.






















 Сторінка створена, як некомерційний проект з використанням доступних матеріалів з ​​Інтернету. При виникненні претензій з боку правовласників використаних матеріалів, вони будуть негайно зняті.


Категория: Забытые солдаты забытой войны | Просмотров: 21 | Добавил: shindand
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

  
"Сохраните только память о нас, и мы ничего не потеряем, уйдя из жизни…”






Поиск

Форма входа

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018 |